Авторизация

Закрыть

Войти под своим логином:

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Прерванная жизнь

В 98% стран аборт разрешен в целях спасения жизни женщины, в 62% – в целях сохранения ее физического и психического здоровья, в 42% – в случаях беременности после изнасилования, в 40% – по причине дефективности плода, в 29% – по экономическим и социальным причинам, в 21% – по просьбе беременной.

Есть несколько способов удержать девушку от страшного решения – от аборта. И, наверное, один из самых действенных – предложить беременной просто поговорить с той, которая уже прошла через этот ад. Мы сделали это за тех, кому предстоит сделать выбор, и готовы рассказать истории, услышав которые, уже не будешь сомневаться никогда. Почти все, кто совершил убийство, больше всего хотят повернуть время вспять и все изменить. Но это, увы, невозможно.

Лена, 18 лет




С Сергеем мы познакомились летом – на шашлыках. У него был дорогой мотоцикл, приличный кожаный пиджак и взрослые манеры. Из нашей тусовки он выгодно выделялся – ему уже было за 30, а нам – по 17-20. Он сам ко мне подкатил. Я не сопротивлялась.  
Нашу связь я скрывала от родителей и от тех друзей, которые могли бы им все разболтать. Встречались мы 7 месяцев. Я была наивной девочкой, которая не понимала, что таким мужикам «малышки» нужны только для развлечений. Я претендовала на серьезную роль в жизни Сергея.
На новость о беременности мой мужчина отреагировал равнодушно:
– Рожай, если хочешь, но на алименты не рассчитывай.  
У нас совсем небогатая семья. У меня нет отдельного жилья. Я была тогда еще старшеклассницей.
Пока пыталась решить, что делать, я вспомнила, как сама показывала пальцем на девчонок, которые рано стали мамами. Я представила, как скоро другие и на мне поставят клеймо. Отличный повод причислить меня к шлюхам.
Отправляясь на аборт, я знала, что готовлюсь совершить убийство.  
До моей операции другую девушку избавляли от ребенка прямо при мне. Я видела, как она мучается, как из нее вытекает кровь. Она была под наркозом – выглядела совсем мертвой. Возле нее переговаривались санитарки. Они все время повторяли слово «мясо»: «Это мясо уже второй раз является» или «А ты мясу сделала укол?». Меня воротило, но я понимала: иного обращения мы не заслужили.
Я отлично запомнила, что произошло, когда очнулась. Лежу в кресле – свет слепит глаза. Входит медсестра и говорит:
– У вон той мальчик был.
Я схватилась за живот, начала щупать его. В тот миг я вдруг захотела, чтобы все это мне лишь снилось. Я представила, как сейчас встану и, беременная, уйду домой. И мы будем ждать мальчика...

Из комментария гинеколога:
Аборты бывают трех видов – медикаментозный, вакуумно-аспираторный и аборт кюреткой. Медикаментозный аборт делается на ранних сроках, делится на 3 этапа и проходит в амбулаторных условиях. Сначала пациентка принимает специальный гормональный препарат, который способствует отторжению яйца от стенок матки. Через несколько дней несостоявшаяся мама выпивает уже другое лекарство – оно способствует сокращению мышц таза. Появляются обильные кровотечения со сгустками тканей, при которых оплодотворенная яйцеклетка выходит наружу. Третий прием – это контрольное УЗИ.
Опасность медикаментозного метода заключается в резкой перемене гормонального фона – из-за этого в дальнейшем может произойти сбой менструального цикла. Есть и другие малоприятные последствия гормональной терапии.

Ира, 22 года



Мое детство можно назвать более чем благополучным. У меня были невообразимые куклы из Америки, английская спецшкола, личный водитель. Мы постоянно ходили в рестораны, мне покупали дорогую одежду.  
После 11-го класса родители «поступили» меня в престижный вуз. Я должна была стать крутым переводчиком – собиралась работать в  Европе.
На первом курсе я познакомилась с Петей. С этим мальчиком у меня случился долгожданный первый раз, за ним последовали и второй, и третий. Предохранялись мы частично – изредка покупали презервативы, но в основном надеялись на метод прерванного акта. Я полностью доверяла своему парню, так как не разбиралась в тонкостях контрацепции.
Через 3 месяца я залетела. Когда тест показал 2 полоски, я не поверила – и побежала в клинику сдавать анализы. Пете я ничего не рассказала.
Первое, что я сделала, когда все подтвердилось, – пришла с повинной к родителям. Они мне всегда говорили: «Если забеременеешь, ничего не скрывай – мы поможем». А когда я все выложила, как есть, они спокойно, но твердо заявили: «Делай аборт».
Чтобы я почувствовала себя лучше, мама даже купила мне шоколадный торт. И уже на следующий день она отвела меня к гинекологу. Оказалось, что у меня не такой серьезный срок – ребенка можно «высосать».
Чтобы я ориентировалась в происходящем, мать объяснила мне технику абортов. Оказалось, если избавляешься от ребенка поздно, то плод буквально рубят. Режут ручки-ножки и потом вынимают из тебя куски мяса. А если срок маленький, малыша просто вытягивают.
До сих пор меня передергивает, когда я вспоминаю мамино сравнение: «Это как красная крупинка в яйце, которую видишь, когда готовишь яичницу. Это сгусток клеток, а не полноценный эмбрион».
После встречи с врачом родители провели со мной беседу, которая должна была окончательно лишить меня чувства вины:
– У тебя вся жизнь впереди. Ты любишь путешествовать, нормально учишься, готовишься к интересной карьере. Ну, а этот аборт через месяц-другой ты позабудешь, как кошмарный сон. Если бы ты родилась раньше, мы бы не смогли дать тебе все, что у тебя есть сейчас.
В назначенный день рано утром я приняла душ и побрила промежность. Мама отправилась на операцию вместе со мной.
В клинике врачи дали мне бумаги, которые я должна была подписать. Они попытались отговорить меня от аборта, но я знала, что мама не одобрит это. Я была настолько инфантильной тогда, что не могла себе даже представить, как можно поступить против родительской воли.
В тот же день вечером я вернулась домой, укуталась в плед и разрыдалась. Мама с папой просто оставили меня в покое. Больше к этой теме мы не возвращались.
Через неделю мы разошлись с Петей.
С тех пор прошло больше 4 лет. Довольно большой срок, но я мучаюсь до сих пор. Когда вижу маленьких детей, у меня колет сердце. Я каждый день читаю молитву. Мне часто снится мой малыш – он тянет ко мне ручки. Но просыпаюсь я одна – на большой пустой кровати. У меня не складывается личная жизнь. Видимо, я сама отталкиваю парней. Пытаюсь перенести свою боль на что-то другое – и мальчики сторонятся.
Я стала вегетарианкой и волонтером в фонде, который занимается  животными. Но, честно говоря, мне это не помогает забыться. Да, у меня неплохая зарплата, я ношу дорогие шмотки и вожу свой джип. Вот на это я и променяла своего ребенка.

Из комментария гинеколога:
Вакуумный аборт и аборт кюреткой делаются в клинике под наркозом, который длится 5-7 минут. Вакуумный еще называют мини-абортом. Происходит все вот как: в шейку матки вставляется расширитель, плод высасывают наружу и выбрасывают.

Федя, 20 лет



Был в моей жизни период, когда я буквально не вылезал из ночных клубов. Я тогда менял девушек с завидной периодичностью. Находил таких, как я, – ищущих одноразовые приключения, открытых, веселых. «Праздничных» – так я их называл. Как правило, мы знакомились на вечеринке, а потом уезжали ко мне. Наутро с некоторыми мь завтракали в ближайшем кафе, менялись телефонами, но никогда потом не созванивались. Мне не были нужны отношения.
Таким вот образом  однажды я познакомился с Катей. Она сама ко мне подкатила и предложила попробовать свой напиток. Меня ошарашили ее напористость и смелость.
Я мало что успел про нее узнать. Училась вроде на дизайнера, 19 лет. Светлые волосы, карие глаза, если не ошибаюсь.
Секс с ней был поразительным. Мы подходили друг другу идеально. Обоим все так нравилось, что мы даже стали часто встречаться, чего я раньше не практиковал. Катя просто иногда приходила ко мне, мы занимались любовью – и она уезжала. Никакой лишней болтовни. Даже без чая.
Прошли 3 месяца. В какой-то момент я осознал, что мне самому уже хочется пообщаться с ней, сходить в кино... Я попытался завести разговор об этом, но реакции не последовало.
Однажды Катя позвонила мне сама, причем довольно рано – днем, что для нее было нехарактерно.
– Привет! Мне нужны деньги. Просто обратиться не к кому. Я потом отдам. Ты же подрабатываешь?
– Сколько?
– Четыре тысячи рублей.
Я решил, что многовато Катя просит у малознакомого человека, и дал ей лишь половину суммы. Я тогда подумал, что Катя балуется наркотой.  
Она заехала вечером, все забрала и почему-то отказалась спать со мной.
После этого она исчезла на месяц. И я ей тоже не звонил. Решил, что она наверняка не может вернуть должок, а я все-таки мужчина – не хотелось ничего требовать.
Катя объявилась сама. Просто приехала ко мне домой.
– Спасибо, – сказала – и отдала мне всю сумму.
Она еще что-то пробормотала, но я не разобрал сути. Понял только: спать со мной она больше не хочет. Мол, было хорошо – и хорошо, что было.
Напоследок я спросил, зачем ей понадобились деньги. Она помялась, а потом ответила:
– Я от тебя залетела. Надо было сделать аборт.
Первым делом я подумал, что ребенок мог быть не моим.
– Почему ты решила, что отец – я?
– Потому что спала только с тобой.
Я онемел.
Когда-то раньше я размышлял об абортах. Даже решил: если у меня будет постоянная девочка, ни за что не позволю ей совершить убийство.
Катя могла стать матерью моего ребенка. Мой малыш – часть меня – находился у этой девушки в животе. Рос. Развивался, дышал. А Катя убила его. Она даже не спросила, что я о нем думаю.
Я попросил Катю уйти. В ответ на это она хихикнула и предложила не обижаться. Как будто речь шла о разбитой чашке. Мне стало так противно, как не было никогда.
Мой отец – самый лучший в мире. Он научил меня всему. Он водил меня на баскетбол и ездил со мной в горы, вкладывал в руки фотоаппарат и показывал, как чинить технику. Он ругал меня, когда мне срывало крышу, чтобы я становился лучше.
У меня была возможность стать таким, как мой папа.
Я часто прокручиваю в голове время в обратном режиме. Приходит Катя, говорит – так и так, надо рожать. Я сначала пугаюсь, а потом посылаю к чертям гулянки, женюсь – и учу малыша смеяться, ползать, говорить...
Теперь я не знакомлюсь с девочками-однодневками. И с Катей мы, я надеюсь, никогда не увидимся.

Из комментария гинеколога:
При аборте кюреткой плод разрубают инструментами, голову крошат щипцами и все это высасывают.
Последствия могут быть разными. Механическая травма матки часто приводит к бесплодию: если повредить слизистую оболочку этого органа, то при следующем оплодотворении плод не прикрепится к стенкам – беременность не случится. Кроме того, возможны и другие травмы, связанные с расширением детородных органов. Рубцы, воспаления и порезы могут привести к нарушению следующей беременности. И применяемый наркоз сам по себе может дать осложнения – он влияет на нервную систему.

Настя, 21 год



Аборт – это ужасно. Но ты  осознаешь это только тогда, когда оказываешься перед самым страшным выбором.
Два года назад я познакомилась с Юрой. У нас очень быстро сложились крепкие отношения. Уже через неделю после свидания Юра позвал меня к себе домой – показал родителям.
В конце августа, когда папа с мамой уехали на дачу, мы с Юрой оторвались на полную катушку. Мы тогда совсем не думали о последствиях.
Уже в начале сентября я заметила, что стала странно себя чувствовать. Кружилась голова, меня постоянно подташнивало, трудно было вставать на учебу. Я решила, что это банальная простуда. И начала пить лекарства, чтобы молниеносно выздороветь.
Псевдохворь затянулась на 2 недели. Близились наши с Юрой дни рождения – у нас они идут один за другим.
К 16 сентября – к Юриному празднику – месячные задерживались на 4 дня. Я не придала этому значения – гиповитаминоз, стресс, антибиотики – причин для задержки было много.
К вечеру, когда мы решили отметить ДР, я впервые захотела выпить. Мы зашли в магазин за пивом и чипсами. Возле касс стоял стенд с тестами на беременность.
– Прикупим на всякий случай, – предложил Юра.
– Лучше взять два, – зачем-то добавила я, вспомнив какую-то статью из Интернета.
Мой мальчик вел себя спокойно. Как истинный параноик, я «обнаруживала» у себя беременность не впервые. И он об этом знал.
Дома от первого глотка пива меня затошнило. Юра достал тест:
– Сейчас или утром?
– Давай поскорее избавимся от этой нервотрепки.
Я выполнила все инструкции. И увидела одну полоску.
– Вот и отлично, – я положила тест на тумбочку и отправилась в душ.
Через 5 минут в ванную ворвался Юра. Он был раскрасневшимся.  
– А что означают две полоски?!
Я не знала, что отвечать. Мы несколько минут простояли, глядя друг на друга в панике. Потом Юра бросил:
– Скоро вернусь.
Дверь хлопнула – я осталась наедине со своими мыслями. Поначалу я думала о том, что всего этого просто не может быть. С кем угодно – с Иркой, с Леной, с Ксюшей, но не со мной. Помню до сих пор, как смывала с себя мыльную пену. Этот миг показался слишком длинным. Как будто я оттягивала бегущую вперед действительность. Вроде как только что я была студенткой с большими карьерными планами. Момент назад меня больше всего беспокоила ерунда типа оценок. А теперь-то что? Неужели жизнь перевернется за секунду?
Через какое-то время я взяла себя в руки и пошла за вторым тестом. Результат повторился, но одна из полосок была нечеткой.
Юра вернулся с еще несколькими упаковками. И они все сошлись в положительном ответе.
Юра был явно не в себе.
– Аборт? Или что? – спрашивал мой мальчик. Или что? А что можно сделать в такой ситуации, кроме аборта? Юрка не работает – мы всего лишь студенты. Своей квартиры у нас нет. Страшно было представить реакцию родителей.
В какой-то момент у меня сильно разболелся живот. Будто ребенок подал сигнал – попросил не убивать его. Юра сказал:
– Сама решай. Не мне рожать.
Утром мы пошли в женскую консультацию, чтобы записаться на аборт. Это был самый грустный день рождения в моей жизни.
Меня отвели в предоперационную. Врач спросила, почему я решаюсь на это. Я сослалась на недавнюю «простуду»: сказала, что принимала антибиотики – боюсь родить инвалида. Доктор меня быстро успокоила: ничего, мол, с ребенком не будет.
После меня отвели подписывать какие-то бумаги. Перечень всевозможных осложнений буквально свел меня с ума. Перепугавшись не на шутку, я позвонила подруге. Та попыталась успокоить меня:
– Ничего не бойся. Сегодня это обычная процедура. Тебе еще отучиться надо. Не порть свое будущее.
Когда вернулись домой, мы расплакались. Юрка сначала скрывал слезы, а потом не выдержал. Я его таким ни разу не видела.
К вечеру пришли гости на наши с Юрой дни рождения. Родственники и друзья недоумевали: почему у нас такой траурный вид?
Вместе с прочими близкими приехала и моя сестра с месячным ребенком. Я посмотрела на племянника – и поняла, что собираюсь убить такого же ангела. Я убежала в комнату и разрыдалась. Юра последовал за мной. Нас догнала моя сестра. Пришлось ей все рассказать.
В этот же день мы с Юрой сообщили родителям, что ждем ребенка и планируем пожениться. Нас никто и не подумал осудить.
Свадьба была скромной – все время и деньги мы вложили в новую детскую комнатку. Уже с огромным пузом я защитила диплом. 23 мая на свет появился наш сынишка. Мой Юрка присутствовал при родах. Из-за этого он безумно гордится собой.
Сейчас я воспитываю нашу кроху, отложив на потом все иные планы. А зачем торопиться? Ребенок подрастет, а впереди – еще целая жизнь. Даже три. Я счастлива.

Факты


При беременности 13-18 недель для осуществления аборта вскрывают плодный пузырь и прикрепляют к ребенку щипцы с грузом массой 250-500 г. У 50% женщин это приводит к разрыву шейки матки и инфекциям.

На сроке 18-27 недель производится операция малого кесарева сечения. Дети при этом уже жизнеспособны – они плачут и двигают ручками-ножками. Их кладут в холодильник – там они погибают.

На 19-21-й день у ребенка начинает биться сердце. На 6-й неделе фиксируется работа мозга. На 7-й неделе малыш уже может ударить ножкой. На 9-й – хватает рукой. На 10-11-й – чувствует прикосновения. На 18-й неделе кроха полностью сформирован.

По данным ВОЗ, ежегодно в мире выполняется 46 млн. абортов – это 22% от числа беременностей. В России в 2008 году на 100 родов пришлось 72 аборта.

По УК РФ каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Аборт по закону проводится по желанию при сроке до 12 недель, по соцпоказаниям – до 22 недель.

Комментарий гинеколога


Я провожу только лишь медикаментозные аборты. Многие врачи отказываются заниматься этими процедурами из морально-этических соображений. Я считаю, что доктора в женских клиниках спасают жизни. По моему мнению, если пациентка решилась на аборт и ей не соглашается делать его нормальный доктор, она, скорее всего, обратится к криминальным врачам. Мы нужны для того, чтобы не усугубить ситуацию.
Ко всему прочему, нередко случаются истории, в которых в связи с медицинскими или социальными показаниями аборт может спасти жизнь женщины. Однако вопрос положительных сторон аборта неоднозначен, и его очень сложно оспаривать.
Каждая ситуация – индивидуальный случай.
Когда я была студенткой, мне пришлось делать хирургический аборт в рамках учебной программы. С возрастом я стала все чаще это вспоминать. Задаешь себе разные вопросы, пытаешься задуматься о том, что ты сделал тогда. У меня есть вывод – очень важное врачебное решение. Аборт – это убийство именно матерью своего ребенка. Доктор тут ни при чем.

февраль 2010

Астропрогноз

Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Yes! опрос

Круто сказано

«Клятвы, данные в бурю, забываются в тихую погоду.»
—  Уильям Шекспир