Авторизация

Закрыть

Войти под своим логином:

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Доля риска

Иногда ты ленишься мыть яблоки. Порой специально возвращаешься домой короткими, но темными маршрутами. И время от времени даже практикуешь такие рисковые игры, как автостоп. Во всех этих ситуациях ты по-разному, но сознательно рискуешь. Понимаешь ли ты, чем может закончиться каждая излишне смелая выходка?

 Доля  риска

Оксана, 23 года 

С Лией мы дружили со школы. В один год мы с ней поступали в вуз. Она – в театральный, а я – на психфак. С первого раза попасть в институт у нас у обеих не получилось. Но мы не то чтобы сильно расстроились. Вместе с родителями мы все обдумали и решили – ничего страшного: перед взрослой учебой поработаем, поготовимся, попутешествуем. Нашей главной мечтой всегда была Индия. Причем мы хотели посмотреть страну именно дикарем. Для этого надо было накопить денег. До 20 лет мы откладывали на поездку. А к тому моменту, когда нужная сумма набралась, у нас появились милейшие единомышленники – Антон и Юля. Четверо – это отлично: с такой компанией ничто не страшно. Мы спланировали путешествие таким образом, чтобы вернуться как раз к началу подготовительных курсов в институтах. Индии мы решили посвятить 4 месяца. Родители побаивались отпускать меня, но и останавливать не могли: считали уже взрослой. Родители Лии, напротив, очень радовались нашим планам. Лиин папа говорил нам: перед учебой надо хипповать – чтобы потом не сносило крышу и тебе не казалось, будто ты что-то упустил в своей юности. Помню, как мы с упоением разрабатывали маршрут: с севера поедем на восток – поселимся там в одной уютной деревне, после проведем неделю в Непале, а потом спустимся в более жаркие края – будем передвигаться местным транспортом, но кое-где придется идти пешком десятки километров – с остановками в близлежащих городках... Знакомые, которые уже побывали в Индии, единогласно убеждали нас в том, что местные – очень дружелюбные ребята. И еще они давали всякие полезные советы. Нам рассказали, в каких местах надо поскромнее одеваться, где не стоит пить некипяченую воду даже из бутылок, в каких регионах лучше не есть местную еду в ресторанах. Также нам порекомендовали за полтора месяца до путешествия сделать прививки от тифа и гепатита. И взять с собой кучу лекарств – мол, с медициной в глухих индийских провинциях плохо – даже страховка там не помогает. Первые две недели нашего путешествия были абсолютно райскими. Спины быстро приноровились к рюкзакам. К комарам мы привыкли за пару дней. Скоро перестали брезговать и консервами, и мутной водой в душе. Сначала мы поселились в штате Орриса – там великолепные храмы. Затем отправились в Варанаси – это загадочный большой город, религиозная столица индуистов. В Варанаси со мной случилась неприятность: в ресторане мы выпили воды из пластиковой бутылки – после все чувствовали себя нормально, а у меня резко заболел живот. Я провела всю ночь в туалете. Но один из работников гостиницы меня успокоил: сказал, что вода была чистой – просто у нее тяжелый минеральный состав. Мол, ничего страшного. И ведь все правда быстро рассосалось: к утру мне стало легче. Этот случай как-то расслабил нас – вместо того чтобы насторожить: мы были уверены, что поездка в Индию не обойдется без отравлений, а оно оказалось безобидной хворью. Первый месяц пролетел незаметно. Все мы похудели, загорели, накачали мышцы. Научились отлично ориентироваться в пространстве и понимать местных. Приноровились выбирать безопасные маршруты. Поняли, где лучше ночевать. Все мы поняли, что Лия – самая неутомимая из всех нас. Она генерировала идеи со скоростью вихря. Из-за нее мы постоянно отклонялись от маршрута: то ей вдруг приспичит заглянуть в заброшенные кварталы, то ее потянет в маленькие храмы. Первое время мы следовали за ней всей компанией: так получалось интересней. Но в какой-то момент Антон с Юлей взбунтовались. Им разонравилось то, что их путешествием кто-то буквально управлял. Чтобы не доводить дело до скандала, мы решили: как только Лию в очередной раз потянет куда-то не туда, я одна пойду с ней, а вечером мы все встретимся в указанном месте. И вот по пути в город Райпур мы познакомились с немецкими туристами. Один из них понравился Лие. И к ночи мы пошли гулять с новыми мальчиками. Именно эти парни рассказали нам об очень интересной деревеньке, расположившейся не очень далеко от нас. – Туда туристы не доходят – там красивая нетронутая природа. Прямо таки рай для путешественника-дикаря. Правда, не безопасный: в деревеньке водятся бешеные собаки и тропические насекомые... Узнав обо всем этом, Лия оживилась. Слово «опасно» всегда вызывало у нее восторг – а тут она как-то по-особенному загорелась. Лия стала уговаривать немца вместе отправиться в эту местность. Тот сначала отшутился, а потом наотрез отказался: заявил, что без гида в ту деревню не сунется. Тогда Лия решила доказать, что она бесстрашная. – Я одна туда пойду. Утром она собрала вещи. Мы с Юлей и Антоном попытались отговорить ее. Но Лия была непреклонна. Тогда не выдержал Антон – сказал, что, мол, ему, как единственному парню в компании, придется сопровождать Лию. Но после этой реплики Юля отвела Антона в сторонку на «серьезный разговор». – Видишь, – сказала мне тогда Лия, – от меня одни неприятности. Я спокойно доберусь – на автобусе. Проведу в глуши несколько часов, пофоткаю, а вечером вернусь к вам в гостиницу. Ничего сверхъестественного не произойдет – там же гармония, природа. Разве это опасности? В итоге Лия таки уехала, Антон с Юлей пошли пешком в какой-то городок, а я осталась в гостинице. Я чувствовала себя отвратительно. До вечера я читала, валяясь на тоненьком матраце. А примерно в 21:30 вернулись Юля с Антоном – счастливые и усталые. Первым делом они спросили, где Лия. На тот момент по нашей договоренности она уже должна была вернуться к нам: транспорт-то уже закончил ходить. Ее мобильный был отключен. Мы еще немного подождали, а потом спустились в холл гостиницы. Там мы увидели уборщика – и набросились на него с вопросами: что делать, если наша подруга застряла в деревне? На ломаном английском мужчина предложил нам вызвать такси. Машина приехала довольно быстро. Водитель запросил нереальную сумму – около $90 за поездку в одну сторону. Но деваться было некуда: пришлось соглашаться. Антон с Юлей отправились в деревню, в очередной раз проклиная Лиину затею, а я осталась ждать в номере. Всю ночь я не спала – мучалась непонятными недобрыми предчувствиями. Друзья вернулись около 5 утра. Они жутко ругались. Лия орала на Юлю и Антона – обвиняла их в том, что ей не дают свободы. Юля кричала в ответ: мы о тебе заботимся – и вот твоя благодарность! В общем, разразился настоящий скандал. Только после долгого сна все помирились. И договорились впредь держаться вместе и идти по маршруту. Несмотря на то что поспать ночью не удалось, мы отправились дальше. На пути к нашему следующему пункту назначения Лия периодически задирала штанину и смотрела на ногу. Когда она сделала это в седьмой раз, я не выдержала и спросила: – Что случилось? – Меня несколько раз покусали. В одно и то же место – над лодыжкой. Мошки какие-то. Теперь чешется ужасно. Следующие дни прошли без приключений – из-за серьезной нагрузки и зрелищ у нас не было сил на конфликты. Вот только Лия начала нас что-то беспокоить: ей стало сложно ходить. Ее энтузиазм куда-то пропал. Теперь она время от времени просила, чтобы мы останавливались на передышку в тенечке, – такого раньше не было. Антон с Юлей тихо бесились, но почему-то не сопротивлялись – послушно соглашались на паузы в пути. Еще через несколько дней Лия начала жаловаться на боли в животе. И на головокружение от сильного солнца. Скоро она окончательно потеряла аппетит. Несмотря на то что мы пили и ели одно и то же, пару раз у Лии проявились признаки отравления – рвота и понос. Однажды вечером Лия сказала мне, что ей очень страшно: «Из меня будто лезет какая-то розовая слизь – что это за ерунда?» То место, куда Лию укусили мошки, о-очень сильно опухло. Еще через несколько дней Лия проснулась с багровым лицом и высокой температурой. Ее колотил озноб. Чтобы сбить жар, Антон с Юлей дали Лие аспирин. Но от этого подруге стало еще хуже. А после начался кромешный ад. Когда появились приступы жуткой рвоты, мы позвонили в «Скорую». Не дождавшись врачей, мы поймали такси. Пожалуй, тогда нас отвезли в худшую больницу штата. Клиника представляла собой декорации для плохого голливудского триллера. Внутри двухэтажного здания с сильно потрескавшейся краской на стенах тянулись грязные коридоры. Прямо на проходе лежали больные. Их родственники сидели на полу. Между людьми маячила маленькая облезлая кошка. От сильного запаха гнили, хлорки и пряностей кругом шла голова. Казалось, что любое прикосновение к дверной ручке, стене или постороннему человеку грозит смертельным заражением. Когда мы добрались до больницы, Лия уже не могла стоять на ногах. К нам быстро подлетела медсестра, уложила Лию на кровать с колесиками и отвезла куда-то на осмотр. Антона подозвал смуглый парень в белом халате. Мы с Юлей остались в коридоре. Вскоре к нам вышел врач. Он заговорил на отличном английском. Спросил, где мы были, что ели, какие прививки делали перед каникулами и есть ли у Лии аллергия на что-нибудь. Чтобы прояснить последнее, нам пришлось звонить в Москву. Это было очень сложно. Я не могла найти слов, чтобы описать Лииной маме всю ситуацию. На другом конце провода слышались всхлипывания. До вечера мы шатались в окрестностях больницы. К Лие нас не пускали. В тот день мы решили перевести подругу в более достойное место, но не знали, куда ехать. В какой-то момент Юле пришла идея – позвонить по телефону, указанному на страховом полисе. Так мы и поступили. Оператор связалась с той больницей, где лежала моя подруга, а потом перезвонила нам. – В таком состоянии пациентку нельзя куда-либо переводить. Вечером нас пустили к Лие. Она лежала в маленькой обшарпанной палате, укрытая грязным шерстяным пледом. На голову ей надели больничный чепчик. В вену была воткнута игла капельницы. Кожа Лии стала серой и покрылась белыми пятнами. Щеки сильно опухли – будто от ударов. Мы с Юлей попытались заговорить с подругой. Лия промычала нам что-то нечленораздельное в ответ. Юля первой вышла из палаты. Я смогла просидеть еще минут 10. Врач сказал нам, что у Лии тяжелая аллергическая реакция. Я еще раз напомнила доктору, что Лия ходила в деревню, – предположила, что ее ужалило какое-то насекомое. Доктор заверил нас, что вся малярия региона истреблена, да и вряд ли, по его словам, какой-то укус мог так подействовать. На ночевку мы остановились в хостеле неподалеку от больницы. Юля всю ночь стояла у окна. Антон бродил по окрестностям в поисках Интернета. А я тихо плакала в подушку. Никогда еще я не чувствовала себя такой бестолковой, бесполезной и бессильной. Утром мы снова поспешили к Лие. Мы нашли ее с открытым ртом. По ее губам ползала муха – как по трупу. Доктор поймал нас в коридоре. – Мы дали ей препараты – температура спала. Вечером сможете забрать ее в другую больницу – ту, что для туристов. На какое-то время нам полегчало. Поскольку в палате нельзя было сидеть, мы отправились шататься по городу. Я позвонила в Москву – сказала, что Лия идет на поправку. Родители потребовали дочь к телефону. Пришлось придумывать отговорки – не хватало еще, чтобы мама слышала это болезненное мычание. К указанному времени – к шести вечера – мы вернулись в клинику. В течение нескольких часов мы сидели в коридоре и ждали Лииного врача. К подруге нас ни в какую не пускали. Любую попытку ворваться в палату пресекали медсестры. Было жутко и тихо. Доктор все не выходил. Через 3 мучительных часа врач появился. Лицо у него было каменным. – Мы сделали все, что смогли. Симп-томы были противоречивыми... Вспоминая все это, я до сих пор вздрагиваю. На миг все происходящее показалось сюрреалистическим сном. Мы с Юлей замолкли. Антон начал допрашивать врача – почему это произошло, что сделали Лие... Доктор не смог сказать что-то внятное. Очевидно, сами врачи так и не поняли причину Лииной смерти. Нам показали ее мертвой. Она лежала под тем же грязным пледом в той же шапочке. Ее серое лицо было покрыто коричневыми пятнами. Невероятно: она угасла за пару дней. Наверное, каждый из нас в глубине души до сих пор ощущает свою вину. Это мы не доглядели. Не остановили вовремя. Да хотя бы не уговорили Лию сразу обратиться за помощью. Вечером пришлось рассказать обо всем родителям. Сначала я позвонила своим. Папа с мамой долго не могли поверить мне. И уже моя мама сама сообщила все Лииным близким. На следующий день ее родные прилетели к нам в Индию. Сложно описать, что я чувствовала, когда обнимала Лиину маму. Она дрожала от плача, но слезы при этом уже не лились. Потерять ребенка – это, пожалуй, самое страшное – хуже быть ничего не может. Организация переправки Лии на родину заняла несколько дней. Мне и сейчас все еще порой снятся те моменты, как мы стоим уже втроем в очереди к страховому агенту. Как пытаемся заговорить о чем-то отвлеченном, но не выходит. Как в разных инстанциях повторяем словосочетание «труп нашей подруги». Уже дома Лиины родители заказали вскрытие. После него наши специалисты вынесли вердикт: девушку могли спасти. По их мнению, просто доктора не поняли, что произошло. Мама Лии уговорила мужа не принимать никаких мер. Все равно они не помогли бы. Никакие разбирательства не вернули бы нам Лию. Два года назад моя подруга умерла. Просто так. В двадцать лет. Всему виной укус тех мошек из глухой деревушки, куда убежала Лия одна. И «лечение», которое сильно усугубило ситуацию. В путешествие мы отправлялись вчетвером. У каждого из нас были свои планы на жизнь. Лия хотела поступать в театральное училище. Собиралась весь год готовиться к экзаменам. Планировала устроить небольшую выставку наших фотографий из Индии. Мечтала написать статью про наши приключения и созвониться с теми немцами, которые повстречались нам у Райпура. Моя подруга собиралась жить. Но все планы в один момент оборвались. Из-за какой-то дурацкой прихоти.

Факты

  • Перед поездкой в Африку, Латинскую Америку и Азию обязательно купи серьезный страховой полис. Медицина во многих странах этих регионов не очень развита, но туристам со страховкой предоставляют более квалифицированное обслуживание.
  • Малярия распространена в Юго-Восточной Азии, странах Африки и Южной Америки. Особо опасно ехать туда в сезон дождей. Если ты не можешь отложить путешествие, пройди курс профилактики антималярийным препаратом, рекомендованным врачом. Эти лекарства тяжело усваиваются организмом, но лучше перетерпеть недельку тошноты, чем стать жертвой серьезной болезни. 
  • При первых же признаках лихорадки не принимай никакие обычные болеутоляющие – вся аспириновая группа мешает организму бороться самостоятельно. 
  • Держи при себе сильные антигистаминные средства – лекарства от аллергии. Экзотические цветы и насекомые могут вызывать резкую чувствительность, которая иногда заканчивается летально. 
  • Заботься о гигиене. Тщательно мой руки антибактериальным мылом и протирай открытые части тела проспиртованными салфетками. 
  • Если ты едешь в Индию или Африку, следи за тем, что попадает тебе в рот. Никогда не пей воду из-под крана, или воду из открытого кувшина. Покупай только запечатанные бутылки минералки. Не ешь в неприглядных кафе салаты из свежих фруктов и овощей – ты не знаешь, как их мыли и где они хранились. 
  • В свежих продуктах, не прошедших термическую обработку, могут быть амебы. Они вызывают сильный жар и расстройство пищеварения, вследствие которого может наступить обезвоживание организма. Препараты от амеб продаются в большинстве регионов их обитания, однако у них очень сильные побочные эффекты. 
  • Не купайся в диких водоемах. Несмотря на то что они могут быть незнакомы с бактериями и вирусами, на их пространствах, вполне вероятно, среди обитателей числятся и микроскопические черви – возбудители таких тяжелых заболеваний, как трихинеллез и эхинококкоз. 
  • Обязательно держи при себе жгут. Если тебя ужалит ядовитое насекомое или укусит змея, приложи жгут выше укуса и не двигайся – при активных действиях кровь переносит яд по организму гораздо быстрее. 

Комментарий психолога

Большинство из нас не видели войн, голода, нищеты, тяжелых болезней, ядовитых тварей, поэтому при столкновении с ними сохраняется иллюзия киноэкрана: как будто ты зритель, а все опасности происходят там – по другую сторону – и к тебе не имеют никакого отношения. И даже если вдруг угроза для жизни становится слишком явной, многие не могут избавиться от ощущения собственных сверхвозможностей и способностей справиться с бедами самостоятельно. В психологии считается, что любой неоправданный риск – это неосознанный поиск смерти. Лия знала, что флора и фауна Индии не отличается безобидностью, но ее захлестнуло желание доказать свою смелость и самостоятельность. Она, несмотря на свой возраст, в компании друзей ощущала себя ребенком. Кроме того, она получила своеобразное разрешение от родителей делать все, что вздумается. Отправляясь в дорогу, важно не только прорисовать себе картинки всей гаммы приятных эмоций, но и учесть разнообразные рисковые моменты. И такая тактика не имеет ничего общего с поговоркой «Волков бояться – в лес не ходить».

июнь 2010

Астропрогноз

Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Yes! опрос

Круто сказано

«Если вы делаете что-то прекрасное и возвышенное, а этого никто не замечает - не расстраивайтесь. Восход солнца – это вообще самое прекрасное зрелище на свете, но большинство людей в это время еще спит. »
—  Джон Леннон