Авторизация

Закрыть

Войти под своим логином:

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ничего страшного?

Именно эту фразу часто говорит себе водитель, садясь за руль после пары бокалов чего-нибудь алкогольного. Притупляется внимание – ничего страшного. Проблемы с координацией – ничего страшного. Чья-то случайная смерть – тоже ничего страшного?

Ничего страшного?
<h2>Кристина, 22 года </h2><br />
<br />
<div>У моей подруги детства есть брат Денис. Он старше нас на 4 года. Когда мы были маленькими, родители заставляли его за нами присматривать. Денис заботливо готовил нам бутерброды и включал наши любимые мультики. Вообще мы с Леной очень радовались, когда нас оставляли с ее братом. При нем можно было вытворять что угодно: залезать на шкаф, прыгать на диване и врубать громкую музыку. Денис нам запрещал только одно – входить в его комнату. Как-то Лена заикнулась: «Братец там курит и пьет пиво». Нас эти развлечения пугали. Благодаря родительским внушениям мы были уверены в том, что курят и пьют только уголовники. Но очень скоро мы перестали так думать. В 13 мы решили попробовать курить. Попросили Дениса нас угостить. Он поначалу наотрез отказался содействовать нам в этом деле, но, подумав немного, изменил свое решение: «Пожалуй, каждый имеет право знать, что это такое». С этой фразой он протянул нам по сигарете: «Лучше, – сказал он, – чтобы вы это сделали прямо сейчас под моим присмотром, а не где-то там на улице». Мы покурили. После Лену немного подташнивало, а мне просто не очень понравилось. Но мы все равно на этом не остановились. Примерно то же самое произошло и с первой выпивкой. Мы подошли к брату – сказали, мол, нам все на вечеринках предлагают, но мы боимся – давай лучше выпьем с тобой. Денис проконтролировал процесс – и все обошлось без отравлений и перепоя. В общем, так уж получилось, что все наше взросление прошло под контролем старшего покровителя. Для нас он был продвинутым, взрослым, свободным. С ним было не страшно делать глупости. Чувствовалась некая подстраховка. Правда, в отличие от Лены, я его немного побаивалась. Денис много шутил, шутил по-доброму, но его шутки меня дико смущали. Друзья называли его «Дэном». Я тоже как-то раз его так окликнула. Потом зачем-то пошла извиняться. Когда Денису исполнилось 19, у него появилась машина. Это был серо-зеленоватый подержанный «Фиат». Автомобиль ему подарила тетушка. Причем не просто так, а за то, что он уже начал работать, параллельно учась в педагогическом колледже. Как только у Дениса появились колеса, мы с Ленкой стали донимать нашего брата: прокати-и-и! И вот однажды Денис согласился. Мы поехали в сторону МКАДа. Дороги были свободными, ветер дул в окно. Денис начал аккуратно, а потом стал лихачить. Мчался вперед, обгоняя и подрезая. Я завопила: всегда боялась быстрой езды. А Ленке, наоборот, понравилось. Она сидела впереди и веселилась. Я сказала: – Денис, ты ужасно водишь! В ответ на это он только прибавил скорость... Когда мы вышли из машины, я заметила, что меня пошатывает. Денис посмеялся надо мной: – Чего ты разнервничалась? Ничего ужасного не произошло. Кристина, запомни: я всегда все держу под контролем. Поняла? Я тихо кивнула. Это случилось летом. Время шло к каникулам между девятым и десятым классом. С Денисом мы к тому времени виделись редко – он был погружен в работу и учебу и общался в свободное время не с нами, а со своими взрослыми друзьями. В тот день мы с Ленкой шли к ней в гости. Решили отметить окончание учебного года. Купили бутылку вина. А возле подъезда мы встретили Дениса с тремя его друзьями. – Пошли с нами, – предложила Лена. Мы поднялись в квартиру. Достали алкоголь. Разлили. Конечно же, у нас все моментально кончилось. Само собой, мы не собирались напиваться, но атмосфера располагала к тому, чтобы взять еще. Федя, высокий студент с длинными волосами, пошел за выпивкой. Он вернулся с бутылкой водки. С друзьями Дениса мне было комфортно. Эти ребята всегда вели себя тактично и спокойно. Не гоготали над собственными шутками, как наши одноклассники. Не давили на нас. Не притворялись бывалыми и опытными. Эта взрослость впечатляла и расслабляла. В тот день я неплохо так выпила в прекрасной компании. Через полтора часа после начала нашей спонтанной вечеринки мы поняли, что не хотим заканчивать наше милое общение. И тут один из Денисовых друзей предложил: – Завтра выходные. Давайте рванем к Толику на дачу! Сперва все отказались, но потом мы вспомнили, что вот-вот придут родители Лены и Дениса. Соответственно, вечеринку придется прервать. Это заставило нас согласиться. Мы все вышли из подъезда и стали решать, кто с кем поедет. Предложение добраться на электричке даже не прозвучало: вроде как никого не смутил тот факт, что мы все пили. Сначала я сама не решалась поднимать этот вопрос, но потом, когда поняла, что Денис, с которым нам предстояло ехать, довольно пьян, я робко поинтересовалась. – А если милиционеры нас поймают? – Суну им денег – и дело с концом! Сейчас-то я понимаю: иногда надо прислушиваться к своей интуиции. Девчонки порой идут у других на поводу, хотя сами осознают, что делать этого не стоит. Вот так было в тот вечер со мной. Никто не уговаривал меня куда-то ехать – Ленка отправилась бы тусоваться и без меня. Более того, никто не заставлял садиться в машину с выпившим водителем – могла бы поехать на электричке. Однако я не стала возражать – и быстренько устроилась на переднем сиденье. И не потому что так рвалась уехать загород. Я просто плыла по течению. Поступала, как все. Денис стартанул спокойно. Первое время он следовал строго за Толиком – хозяином дачи, на которую мы направлялись. Но уже через пару десятков километров Денис потерял бдительность и пропустил поворот. Мы сделали крюк и поехали обратно. Потихоньку Денис стал прибавлять скорость. В это время машин было немного – мы проносились мимо них со свистом. Я уже тогда стала напрягаться. Как говорила выше, я боюсь быстрой езды. – Расслабься! – сказал Денис. Мы въехали в деревню, когда уже стемнело. Денис ловко сворачивал с одной узкой тропинки на другую. На улицах никого не было, хотя время еще не перевалило за полночь. Вместе с нами не спали еще разве что раздолбанные «девятки» местных. Мы с трудом разъезжались с ними на маленьких улочках. Иногда дорогу нам перебегали стаи дворняг. В какой-то момент нам позвонил Толик. Сказал, что он уже давно на месте, и еще раз напомнил, где и куда нужно сворачивать. Мы поняли, что нам осталось ехать буквально 10 минут. Когда мы свернули на очередную новую проселочную дорогу, Денис вдруг ни с того ни с сего очень резко надавил на газ. Я помню только удар. Он был очень сильным и неожиданным. Машина дернулась резко вперед, а потом откатилась назад. Дальше – адская головная боль. И темнота. Помню, как из этой темноты я выплыла обратно в реальность. Пол машины. Ленины вопли. Свободное сиденье водителя. В замке пошатывался брелок на ключах. Первым делом я почему-то подумала о том, что, раз Дениса нет, значит, его уже увезла «скорая». Потом гляжу – а он стоит возле машины, наклонившись к земле. Пытается что-то поднять. Тут я увидела, как вдруг со своего места вскочила Лена. – Оставайтесь внутри! – завопил Денис. – Все под контролем! Оказалось, что Лена пришла в себя раньше. Она включила в машине свет. И задала глупый вопрос: – Ты не ушиблась? Я захотела пошевелиться и обнять Лену. Она закричала: – Не поворачивайся! Мало ли что! Со мной действительно могло быть что угодно. Голова слишком сильно болела. Поворачивать шею я не могла. Я закрыла глаза и просидела не шелохнувшись еще несколько минут. Между тем Лена открыла переднюю дверь и стала меня рассматривать. Слава Богу, я не разбила лбом стекло. Мне просто катастрофически повезло: меня дернуло в нужном направлении. Судя по всему, так сильно я долбанулась о приборную панель. Упала головой вниз. Удар был нехилым. Но, по сути, я отделалась огроменнейшей шишкой. Минут через 10, несмотря на протесты Дениса, мы все-таки вышли из машины. Старика, который валялся у передних колес, я с трудом смогла разглядеть. Над ним хлопотал Денис. Тогда я впервые в жизни увидела нашего старшего друга... Не знаю даже, каким словом это описать. Абсолютно растерянным, что ли. Он то нагибался, то щелкал пальцами перед лицом дедушки. Кричал: «Вы меня слышите??!» Старик что-то бормотал в ответ. Даже не бормотал, а шипел. Я не знаю, откуда он взялся. Я даже не заметила, что в тот момент, когда мы мчались с дикой пьяной скоростью, кто-то переходил дорогу. Я присела на корточки и таки попыталась рассмотреть дедушку. Ничего особенного: лохматая борода, неровная кожа. Похоже, один из местных деревенских жителей. Видимо, он просто возвращался к себе домой из магазина, который стоит на въезде в дачный поселок. В деревне таких дедулечек много. У некоторых есть родственники в городе. А кто-то одинок – коротает свою старость в одном из покосившихся домиков. Мы с Леной машинально отошли в сторону – решили, что брат сам знает, как поступать. Стоять возле старика было неприятно. Но даже издалека мы услышали, как дедушку начало тошнить. Он хотел развернуться, чтобы его не вырвало на себя, но у него ничего не вышло. Тогда Денис с трудом оттащил его к обочине. Со стороны мне в тот момент показалось, что Денис волочет мешок с цементом. Через пару минут я услышала, как старика вырвало еще раз. Денис попытался поднять дедулю, но старик не стоял на ногах – падал и скатывался все ниже по обочине. Через какое-то время Денису надоело возиться. Он решил оставить деда там, где он лежал, отвезти нас к Толику и вернуться уже с подмогой. Почему-то он не поспешил вызвать «скорую». А мы побоялись раскрыть рты и сделать что-то подобное. Денису ведь виднее, думали мы, – незачем суетиться. По дороге к даче никто не проронил ни слова. Мы просто не знали, что говорить. А Денис был ужасно мрачным. Под мелькающими фонарями я заметила на его руках кровавые подтеки. Через 10 минут мы уже сидели внутри дачного домика. Кто-то сразу принес чай. Мы рассказали, что с нами случилось по дороге. Тот самый Толик, хозяин дачи, попытался как-то пошутить по поводу произошедшего. Дебил, подумала я, но ничего не сказала. Странно, но в итоге вышло, что вся компания отреагировала на рассказы Дениса так, будто ничего неординарного не случилось. Меня же трясло. Я думала о том, что будет со всеми нами дальше, если старик умрет. Я переживала именно за нас – дед меня почему-то не очень-то беспокоил... Только где-то через час Денис вместе с одним из его друзей поехал обратно к дедушке. Как только брат вышел из дому, мы с Леной поднялись на второй этаж и прилегли. Моя голова все еще разрывалась. Любое прикосновение к месту удара провоцировало адскую боль во всем черепе. Помню, что в какой-то момент мне ужасно захотелось позвонить родителям и обо всем им рассказать. Но я подумала: а вдруг у Дениса будут из-за меня неприятности? Моя мама знала, что я собиралась ночевать сегодня у Ленки. По сути, незачем было сообщать ей о том, что мы выпили и сбили человека. Через два часа вернулись Денис с другом. В руках у них были окровавленные тряпки. Парни разговаривали громко, смеялись. Было видно, что таким поведением они пытались скрыть нервозность. – Что вы с дедушкой сделали?? – сразу набросились с расспросами мы. Оказалось, что парни протащили его еще немного, попытались выяснить адрес, но старичок постоянно отключался – не мог говорить. Тогда ребята уложили его в машину на мусорные пакеты и отвезли поглубже в деревню. Позвонили в «скорую», сказали, что нашли полуживое тело на дороге, и спросили, что им с ним делать. Им предложили оставить дедулю в покое. Мол, очухается – и сам до дома доберется. В ту ночь мы с Леной решили, что утром обязательно сходим в деревню – поинтересуемся судьбой старика. Договорившись об этом, мы легли спать. Но закрыть глаза я так и не смогла. Посреди ночи Денис поднялся к нам в комнату: – Не беспокойтесь – мы ни в чем не виноваты. Хотите – рассказывайте обо всем родителям. Я знаю, что вы все равно проболтаетесь. Но помните: мы этого старичка не видели. Он сам появился откуда ни возьмись. Короче, говорите, что вздумается. Только не упоминайте о том, что мы выпили. Иначе меня затаскают по судам. Я вас очень прошу... Утро оказалось куда более спокойным, чем мы ожидали. Нас с Ленкой накормили завтраком. И мы решили поскорее уехать на электричке домой. Мы обе малодушно сделали вид, что забыли о нашем ночном уговоре про поход в деревню... Когда мы вышли на участок, я бросила взгляд на машину Дениса. На капоте образовалась заметная вмятина. Увидев ее, я сразу же отвернулась. Дома родители со мной немного поскандалили. Возмутились из-за того, что я не сообщила об отъезде на дачу. Потом спросили, откуда у меня шишка. Я сказала, что мы играли в волейбол – и мяч попал мне в лоб. Вечером мне позвонила Лена. Попросила, чтобы я с ней пересеклась. Мы посидели у подъезда. Посплетничали. Вчерашнюю историю мы просто ни разу не вспомнили. Лена только сказала, что в понедельник Денис повезет машину в ремонт. И все. С тех пор Денис перестал возить нас с собой на тусовки. Он все такой же любезный и заботливый – готовит нам иногда бутеры и болтает с нами. Но мне он теперь противен. Наша история закончилась ничем. Денису никто не предъявлял обвинений. В эту деревню мы просто больше не ездили. И я точно не знаю, что стало с дедушкой. Но сомнений в том, что он умер, у меня нет. Эта липкая кровь на руках Дениса, нехилая вмятина на машине, стоны, которые издавал старичок, – все говорит о том, что у него не было шансов. И вот это как раз самое страшное в этой истории: никому, по сути, не было дела до старика. Денис беспокоился только о том, чтобы его не засудили. Его друзья просто решили не вмешиваться. А мы трусливо отмолчались. Сколько их – таких случаев? Выпил немного, разогнался побыстрее, сбил человека – и поехал дальше как ни в чем не бывало. Таких историй тьма-тьмущая. Многих они ничему не учат. Кому-то после лишь снятся кошмары. А кто-то уже просто не просыпается. <br />
  <br /><br />
<br />
  <br /><br />
<br />
  <h2>Факты</h2><br />
<br />
  <ul> <br />
    <li>По статистике, если помощь пострадавшему в ДТП оказать в течение первых 9 минут после аварии, то в 90% случаев так удастся спасти жертве жизнь. </li><br />
   <br />
    <li>При расследовании и вынесении наказания к погибшим в ДТП относят не только тех, кого не стало мгновенно, но и скончавшихся в больнице в течение 5 суток после происшествия. </li><br />
   <br />
    <li>От действий на месте ДТП зависит ход расследования, определение виновного и назначение наказания. Водитель, покинувший место ДТП, преследуется законом. Неоказание помощи пострадавшему становится отягчающим обстоятельством. </li><br />
   <br />
    <li>Именно на темное время суток приходится 75% ДТП. И именно в этот период водителю проще скрыться с места преступления из-за отсутствия свидетелей произошедшего. </li><br />
   <br />
    <li>В России каждый десятый водитель скрывается с места ДТП. </li><br />
   <br />
    <li>За 2009 год в России произошло 203603 ДТП, из них 12326 ДТП случилось по вине водителей, находившихся за рулем в состоянии опьянения. </li><br />
   <br />
    <li>За прошедший год от действий пьяных водителей 2217 человек погибли, а 18206 человек получили ранения. </li><br />
   <br />
    <li>За пять месяцев текущего года на российских дорогах произошло 3,5 тыс. аварий по вине нетрезвых водителей. В результате этих ДТП погибли 433 человека, ранены почти 5 тыс. </li><br />
   <br />
    <li>В Москве число алкогольных аварий и наездов в 2009 году по сравнению с 2008 годом выросло на 4,2%, а количество погибших увеличилось на 7,1%. </li><br />
   </ul><br />
<br />
  <br /><br />
<br />
  <h2>Комментарий психолога</h2><br />
Давайте называть вещи своими именами: в этой истории Денис – убийца, а девочки – соучастницы преступления. При этом вот что очень важно: по тексту не видно, что рассказчица и остальные участники по-настоящему ощущают свою вину. С высоты нынешнего возраста Кристина вообще пытается оправдать себя и даже старается выглядеть жертвой. Как будто не она позволила пьяному вести машину, как будто не она закрыла глаза перед истекающим кровью человеком, как будто не она на следующий день после убийства уже хихикала с подружкой. Кристина и Лена привыкли прятаться за спину Дениса, когда дело касалось каких-то важных решений. Именно так они повели себя и в этой ситуации – переложили всю ответственность на парня. Но от этого их вина в этой истории не уменьшилась. Ведь очевидно, что девочки могли бы сами позвонить в «скорую», позвать кого-то из деревенских жителей на помощь, сообщить обо всем родителям. Если бы они сделали хоть что-то из этого, то, возможно, не произошло бы чудовищного преступления и дедушка, возможно, все еще был бы жив, а Денис бы получил заслуженное наказание. Но, увы, они предпочли малодушно отмалчиваться и трусливо открещиваться от участия в содеянном. И это – действительно страшно. Мораль и человечность начинаются не с догматичного соблюдения каких-то правил, а с принятия на себя ответственности за любой шаг, с умения думать об окружающих, со способности признавать свои ошибки и каяться. Со всем этим соседствует и страх перед законом. Как правило, люди, которые ни за что не сбежали бы с места ДТП, и за руль пьяными бы не сели.</div><br />
<br />
<div> <br />
  <br /><br />
</div><br />
<br />
<div><b>август 2010</b></div><br />

Астропрогноз

Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Yes! опрос

Круто сказано

«Нельзя прожить свою жизнь для других. Надо выбрать то, что нужно именно тебе, даже если это не понравится близким.»
—  «Дневник памяти»