Авторизация

Закрыть

Войти под своим логином:

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Влад Соколовский и Дима Бикбаев о своих отношениях

Накануне выхода своего дебютного альбома Влад Соколовский и Дима Бикбаев заглянули в редакцию журнала «YES!-Звезды», чтобы откровенно рассказать о том, как изменились их отношения со времен «Фабрики звезд», почему они предпочитают не спорить со своим продюсером Константином Меладзе, и приоткрыли завесу тайны над тем, что сегодня происходит у них в личной жизни.

Влад Соколовский и Дима Бикбаев о своих отношениях
Многие из артистов, которые вышли с «Фабрики звезд», так и не смогли отделаться от ярлыка «фабриканты». Как вам кажется, группе «БиС» удалось избавиться от этого?
Влад: Я никогда не позволю себе назвать «Фабрику звезд» каким-то ярлыком. Для нас это была возможность попасть на телевидение, сделать первый шаг. Если бы не «Фабрика», у нас бы никогда не было лучших людей, которые сегодня с нами работают. В первую очередь Константина Меладзе. Так что я с удовольствием говорю, что мы – с «Фабрики». У меня от нее куча замечательных эмоций, впечатлений и так далее.
Дима: Просто мы ничего не можем сделать с тем, что многие люди воспринимают «Фабрику» как какой-то блат, какую-то глобальную несправедливость, а не шанс для молодых артистов. И те люди, которые к нам плохо относятся, будут делать упор на то, что мы с «Фабрики» до самого конца нашей карьеры. И переубеждать их нет никакого смысла. Хотя ту же Аллу Пугачеву никто не воспринимает как победительницу конкурса в Сопоте. Главное же – представлять достойный музыкальный материал. Мы уже готовы к большим сольным концертам, а кто с других «Фабрик» давал сольные концерты? Я вот сейчас даже и не вспомню.

Кроме «Фабрики» вас еще любят попрекать внешностью. Мол, они такие смазливые, по-этому так популярны...
Дима: Это, наверное, те люди, которые тоже бы хотели петь, но у них чего-то не получилось. И самое легкое в этой ситуации сказать: «БиС» просто красивые, а я – нет. Им так проще себе все объяснить. А я вот себя никогда красивым не считал, не был им и никогда не буду. Я просто проделал очень тяжелый путь от того момента, когда я сидел дома на кухне в городе Уссурийске, до студии редакции «YES!-Звезд». Я, например, на вокзалах ночевал. И я не помню, чтобы я сидел, смотрел телевизор и говорил: вот, Тимати такой красивый, поэтому его по телеку показывают. И я же не лезу, к примеру, на форум группы Slipknot и не пишу, какие они уроды, просто потому, что они мне не нравятся...
Влад: Просто многие люди только утопают в своих мечтах, а другие еще что-то для достижения этой мечты делают. И добиваются своего. Нужно же делать какие-то выводы, правда?

Наверное, да. А скажите, как изменились отношения между вами за этот год, который вы прожили как группа «БиС»?
Влад: На «Фабрике» мы просто знакомились. Нам были жутко интересны реакции друг друга на какие-то моменты. А за год Дима изучил меня, а я – его. И я, допустим, прекрасно понимаю, в какой момент в споре я должен оставаться спокойным. И Дима тоже понимает. Мы поняли, как нам вести себя, чтобы было комфортно.
Дима: Когда я шел на «Фабрику», я был уверен, что возьмут либо меня, либо Влада. Потому что мы, в принципе, похожи. У нас одна фактура. И для «Фабрики звезд», наверное, было бы интереснее, если бы на проект попал кто-то один из нас. Поэтому наши отношения имели привкус некой остроты. Мы общались, помогали, тянулись друг к другу. Хотя думали, что на «Фабрику» пройдет только один из нас. Однако в проект мы попали оба. Причем мое имя назвали последним, когда я уже сидел и радовался за Влада, думал: «Прекрасно, я возвращаюсь в театр!» В общем, у меня тогда был свой этап формирования личности, у Влада – свой. Он же, в сущности, был еще ребенком...
Влад (крайне серьезно): Очень смешно.
Дима: Ну да. А сейчас Влад взрослая, сложившаяся личность. И этот рост проходил на моих глазах. Я на «Фабрике» ничего про него толком не знал. Но из-за того, что он был несформировавшейся личностью, мне с ним было проще. А когда мы вышли с «Фабрики», я столкнулся с тем, что теперь у него другие интересы. Для меня это был уже не тот чувак, с которым мы колотили друг друга коробками, носились по «Звездному дому», ссорились из-за каких-то движений. Сейчас все проще. Теперь это просто работа.
Влад: Так проще.
Дима: Для меня это был крайне тяжелый этап наших взаимоотношений. Я же по-прежнему относился к нему, как к другу, фактически единственному в моей жизни. И я помню, что как-то написал ему: «Ну, что? Как мы дальше-то будем?» А Влад ответил, что надо строить отношения внутри коллектива, как товарищи и коллеги. И для меня это был серьезный удар. Так что теперь мы просто товарищи. У него свои интересы, у меня – свои. И пересекаются они только в группе «БиС». Он вкладывает в нее все свои силы, я – свои. И ничего больше...

Ничего себе! Все же думают, что вы друзья... Получается, что вы друг на друга совсем непохожи?
Влад: Как-то мы сказали хорошую фразу: мы с Димой абсолютно разные, но именно этим мы друг на друга и похожи.
Дима: Не могу сказать, что мы прямо совсем разные. Но все наше общение – это разговор слепого с глухим. Мы просто не понимаем друг друга, хотя мы похожи. Я иногда чувствую, что мы братья. Но... Когда мы начинаем говорить, мне кажется, что он слеп, а я глух. Никто не хочет уступать, и никто никогда не уступит. В этом, наверное, и есть фишка нашей группы.

Это последствия какого-то вашего «фабричного» соперничества?
Дима:
На «Фабрике» соперничества не было...
Влад: Абсолютно!
Дима: Просто когда появился живой зритель, неангажированный зал... Я же ушел с «Фабрики» раньше, меня многие не успели запомнить. Вот на концертах и включились всякие разные штуки.

Казалось, что вы будете конфликтовать по другому поводу. У вас же два абсолютно разных пути попадания в шоу-бизнес. Дима как-то сам пробивался, а у тебя, Влад, всегда за спиной был папа, который помогал, подсказывал, направлял. Вы по этому поводу никогда не спорили?
Дима: Интересно, у Влада такая замечательная мама, а все спрашивают про его папу. Но на этой почве, о которой вы говорите, у нас конфликтов не было... Влад: ...и не могло быть. Это удел людей с узким мышлением. Возможно, их даже большинство. И все они думают: вот мальчик, который в три года вышел на сцену с Киркоровым... Его пропихнули, ему оплатили. Но я не собираюсь оправдываться. Я лучше буду оправдывать свое существование в шоу-бизнесе работой и биться за свое место.
Дима: Это круто. Я считаю Соколовского ходячей энциклопедией шоу-бизнеса. Я столькому у него научился! Влад – это тот человек, который добивается всего своими потом и кровью. Он мой стимулятор.

А вы в курсе, что у ваших поклонниц между собой какое-то суровое противостояние? Есть фанаты Димы, есть фанаты Влада. И они друг друга более чем недолюбливают...
Влад:
Ну, бурлит жизнь у людей. Меня вот всегда больше удивляло, как люди иногда чувствуют, что с нами происходит. Во время «фабричного» тура многие, например, писали на форумах: а вы заметили, что сегодня что-то не то? Неужели ребята поссорились? Они как-то такие моменты чувствовали! Так что... У меня вот есть «Владычицы», есть «Все Соколы». И я не против этого. Я стараюсь в это не влезать. Уверен, они сами без меня разберутся. Я, конечно, могу залезть на форум, как-то их поприветствовать, но курировать я их не собираюсь. Или указывать чего-то там. У них отдельная жизнь, бурная. 
Дима: Это еще с «Фабрики». Так сложилось, что еще на этом этапе сформировались группы, симпатизирующие каждому. И все попытки объединить их в поклонников группы «БиС» пока не удаются. Любой, кто заходит на форум, посвященный группе «БиС», сразу примыкает либо ко «Всем Соколам», либо к «Бикбайкерам». Лично я каждую субботу стараюсь заходить на свой сайт, общаться на форуме с поклонниками. И я им очень признателен. Однажды я написал нашему администратору, что сегодня не смогу появиться на сайте, потому что мне нужно съездить за зимней курткой. Старую я порвал в гастрольном туре. На следующий день он мне позвонил и говорит: «Дима, никуда не езди. Тебе тут из Арабских Эмиратов одна поклонница прислала куртку...»

Круто...
Дима: Да. Но мне бы хотелось сказать не только о материальном. Было очень много моментов, когда я заходил на сайт в тяжелом расположении духа. И когда я читал некоторые посты, я начинал понимать, для чего и для кого я все это делаю, для кого работаю на сцене. Когда ты видишь кричащий зал, ты немного не понимаешь, доходят ли до людей твои слова, песни, мысли. Может, и правда в тебе видят только красивую картинку и ничего больше? А форум в этом очень помогает. Я же пришел на сцену не ради самолюбования, не чтобы себе что-то доказать. Я пришел разговаривать с людьми. И я рад, что мои песни, стихи и мои эссе, которые я публикую на своем сайте, все же доходят до слушателей.

Никто, кстати, не поверит, что за этот год жизни группы «БиС» между вами не было серьезных конфликтов...
Влад:
Когда они случались, мы обычно били по столам и хлопали дверьми.
Дима: Да, я уходил и хлопал дверью...
Влад: ...а я по ней стучал с той стороны.
Дима: Наши конфликты случались в основном на репетициях. Влад видит свою картинку и стремится к ней, а я – свою. Если мы и конфликтовали, то только из-за того, что по-разному видели идеальную группу «БиС». Мы же оба хотим, чтобы все было лучше! Просто это «лучшее» каждый видит по-своему.

А как Константин Меладзе реагирует на эти столкновения? Или просто: кулаком по столу и «продюсер сказал»?
Влад:
Мне такой подход, кстати, нравится. Я всю жизнь работал в таких коллективах, где с этим было жестко. И в «ИКС-миссии», и в балете «Тодес». Я просто знал свою работу, знал свое место и то, чем должен заниматься. И очень здорово, что наш продюсер объясняет все это столь же четко. Так что у меня никаких вопросов не возникает вот уже несколько месяцев.
Дима: Проект «БиС» – это заслуга двух людей – Константина Меладзе и Ларисы Синельщиковой. И не нам с Владом решать, что, зачем и почему. Все наши конфликты не несут в себе чего-то такого, чтобы потребовалось вмешательство этих двух людей. Мы сами способны их разрешить. И я не помню такого, чтобы кто-то после спора позвонил Косте и наябедничал на другого человека. Надеюсь, никогда и не будет.

То есть вы вообще не спорите с продюсером?
Влад:
У меня даже в голове не укладывается, как можно спорить с этим человеком. Я шел на «Фабрику» именно к Константину Меладзе, потому что мне очень нравится его творчество. Мы, конечно, можем высказывать свои пожелания. И здорово, что он наш творческий рост не обрубает, а помогает и советует. 
Дима: Костя может, конечно, сказать: «Да-да-да», а на следующий день позвонить и сказать: «Я придумал!» – и сделать все совершенно по-другому. Но мы понимаем, что это «по-другому» – плод творческих колебаний, размышлений и того огромного опыта, который в сто раз больше нашего. Поэтому мы пока слушаем, пока учимся. Знаете, как монахи в монастыре Шао-Линь: Сенсея надо слушать, потому что если ты не будешь его слушать, тебе выколют глаз (смеется). В этом есть какая-то мудрость. Конечно, когда-то мы будем принимать самостоятельные решения, но до этого надо дойти, дозреть.

Со стилистами своими не спорите? А то у многих иногда возникают вопросы по поводу вашего имиджа...
Дима:
Понимаешь, Влад! У нас даже не один стилист, а много (смеется)! Вот два моих стилиста (показывает руки)! Понимаете, я же экспериментирую, я актер. И считаю, что сцена не имеет никакого отношения к жизни. Есть же понятие сценического образа, костюма. Оно предполагает какие-то яркие костюмы, яркий макияж, еще что-то... Вот едет кто-то в метро, смотрит на фото какого-нибудь артиста в журнале и думает: ой, на нем надеты оранжевая майка и желтые трусы, как это вычурно-то, Господи, я бы так в метро никогда... Конечно, никогда! Потому что это – образ. Ну где мозги-то? Так что я таким людям только сочувствую. Я еще ни одного месяца, за исключением жизни в «Звездном доме», не провел с одним цветом волос, с одной прической. Я экспериментирую. И это очень увлекательный процесс. Для меня внешнее – это отражение внутреннего. Так что представляете, сколько у меня внутри случилось за все это время? 
Влад: Я своему внешнему виду уделяю ровно столько внимания, сколько нужно. Когда я меняюсь, я советуюсь с Константином Меладзе, потому что я не могу самостоятельно что-то кардинально поменять. Если поменяю самовольно, получу такого пинка под зад, что буду лететь аж до самого Китая.
Дима: Да... Я никогда не забуду, как подстригся перед «Евровидением». Костя меня увидел и говорит: «Что это?» – «Ну, вот, это прикольно. Я в одном клипе видел». – «Ну-ну... Пусть отрастают». И это прозвучало с такой интонацией, что если волосы быстро не отрастут, Костя меня уволит (смеется).

У ваших поклонников есть вопрос, который волнует их чуть ли не больше, чем творчество группы «БиС»...
Дима:
Есть ли у вас девочки? (Смеется.)

Ага. В каком состоянии личная жизнь?
Влад:
Я уступаю...
Дима: У меня все легко и просто! Я всегда в кого-то влюблен! Постоянно стараюсь находить какое-то творческое вдохновение в отношениях мужчины и женщины. Не представляю себе творчества без конфликта. Я всегда люблю в первый и последний раз, я никогда не воспринимаю отношения, как связь на одну ночь. У меня это самосожжение, до потери сознания... Всегда с ощущением, что в этот раз – точно навсегда.
Влад: Меня до «Фабрики» часто спрашивали, есть ли у меня девушка, была ли первая любовь... Я отвечал «нет». Потому что тогда и правда не было ни девушки, ни первой любви. Но за этот год я понял, что такое действительно любить. Так что смело могу сказать, что летом прошлого года я расстался с девушкой, которую любил, и это была моя первая любовь. Сейчас я с ней не общаюсь.

Расскажи поподробнее…
Влад:
Мы познакомились на какой-то вечеринке за границей. Ездили на отдых с семьей, со своими знакомыми. И там мы с ней познакомились, после этого мы пару месяцев встречались, общались, гуляли. Я относился к ней исключительно как к другу. И вот накануне нашего самого долгого отрезка гастрольного тура, когда мы уехали из Москвы почти на полтора месяца, как раз накануне Восьмого марта, я приехал к ней в гости... И все началось. Правда, следующие полтора месяца мы с ней общались исключительно по телефону.

А почему вы расстались?
Влад:
Просто чем дальше, тем становилось хуже. Тот образ человека, который я себе придумал, никак не совпадал с реальным. И хорошо, что в какой-то момент я встал перед выбором: точка или запятая. Ставить запятую не было смысла, и я поставил точку. Это было очень тяжело, но я отнесся к этому как к опыту. Я стал сильнее и научился быть жестче, а иногда, наоборот, благосклоннее. Меня очень сильно в этот момент поддержали родители. В первые месяцы о моем разрыве с ней никто даже не знал, я тщательно все скрывал... Правда, было очень трудно, мне даже Константин Меладзе в связи с этим дал отпуск на неделю. Я несколько месяцев не был на себя похож, наглухо закрылся от мира и открылся только недавно. Сейчас чувствую себя на все 100.

То есть появилась новая девушка…
Влад:
Я этого не говорил.
Дима: Но намекнул (смеется).
У вас разговоров по душам во время разрыва Влада с его девушкой не было?
Влад: Димка мне очень сильно помогал, потому что он действительно любил раньше. Я помню, как мы приехали в Израиль, и я думаю, что у меня в жизни сейчас полный абзац. В тот момент мне хватило буквально 15-минутного разговора, чтобы понять все. И раз – мозги встали на место. Так в детстве бывает, когда папа подзатыльник дает. Дима мне тогда сказал, что надо просто не бояться любить. А вообще душевных разговоров на разные темы было множество.

Но, несмотря на них, вы так и не стали настоящими друзьями?
Дима:
Это же не только из разговоров складывается. Это складывается из момента, когда люди больше всего нужны друг другу. Но мы не попали. Вот звезды не встали так. Может, когда я нуждался в друге, Влад был со своими товарищами, когда я ему был нужен – я был в каких-то своих загонах. Ну да, мы общаемся, мы трындим о чем-то в самолетах... Но говорить сейчас, что мы друзья... Понимаете, мне вообще непросто отвечать на такие вопросы, потому что еще я еще толком не осознал, не понял, что случилось. У меня еще жива ностальгия по тому времени, когда мы делили общий кусок хлеба, когда в голове было столько катастроф... А сейчас этого нет. Ну и прекрасно. Мы не друзья, между нами только работа.

И уже есть результат. Скоро альбом…
Дима:
Альбом гениальный. Такого не было, нет и не будет. Если кто-то любит рок, пусть купит его ради Дакоты, потому что там есть ее песня. Если кто-то любит театр, пусть покупает ради Марка Тишмана или ради меня. Если кто-то пережил первую любовь и первое расставание, пусть покупает ради Влада. И, конечно, ради музыки и аранжировок Константина Меладзе. Этот альбом для нас, как первый ребенок. И мы относимся к нему с невероятным трепетом.

Астропрогноз

Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Yes! опрос

Круто сказано

«Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.»
—  Лев Толстой