Элизабет Страут «Когда все возможно»

30 мая 2020

Все писатели так или иначе пишут о людях – но у некоторых они получаются такими живыми, что надолго входят в твои мысли наравне с родными и друзьями. Новых книг такого автора ждешь примерно так же, как встречи с давними знакомыми, о которых давно ничего не было слышно. Иной раз всерьез беспокоясь: куда запропастились, что у них там еще случилось и с кем они встретятся на этот раз?

На «Литресе» недавно появилась новая книга Элизабет Страут «Когда все возможно» (2018). Я её очень ждала, потому что каждый роман Страут полон для меня инсайтов, часто очень глубоких и подлинных, которые вдруг открывают глаза на людей и события, которые с нами случаются на каждом шагу. Американка Страут стала знаменитой благодаря своим романам про Оливию Киттеридж: по первому из них с (неожиданным и крайне оригинальным) названием «Оливия Киттеридж» снят великолепный мини-сериал из одного сезона – «Что знает Оливия» (посмотреть его стоит не только из-за пронзительных историй людей, которые его «населяют», но и из-за удивительных актёрских работ Френсис Макдорманд, Билла Мюррея, Ричарда Дженкинса и многих других). Второй роман, под не менее шокирующим заголовком «И снова Оливия», продолжает рассказывать о странноватой провинциальной учительнице математики на пенсии и ее соседях, друзьях, бывших учениках, членах семьи – всех, кто живет в маленьком городке на берегу океана в Мэне.

Судьба Страут на российском книжном рынке сложна. В первом романе меня неприятно удивило очень неровное качество перевода: какие-то рассказы отличаются прекрасным русским языком, какие-то косноязычны до такой степени, будто их переводил мистер Гугл. (В сериале качество русского языка было уже на порядок выше. Справедливости ради надо сказать, что какие-то её книги – например, «Меня зовут Люси Бартон» – я вообще не смогла прочитать из-за ужасного, просто дикого перевода – и кстати, сейчас их сняли с продаж в интернет-магазинах, надеюсь, временно – потому что переписывают.) Второй роман – видимо, из-за успеха первого – в переводе уже намного лучше. А третий, можно сказать, уже переведён мастерски.

«Когда всё возможно» построен так же, как и его предшественники – как «венок» отдельных рассказов, объединенных общим местом действия (тоже маленький городок, «одноэтажная Америка», но теперь в Иллинойсе) и кругом героев. Каждый из них становится главным в «своём» рассказе и каждый путешествует по другим, играя роли второго плана, заслуживающие, тем не менее, писательского «Оскара». Это обычные – слишком обычные! – люди, старые или молодые, уставшие от жизни или состарившиеся, даже не начав её толком. У каждого есть скелеты в шкафу, стыдные семейные тайны, каждый – живой, изломанный, страдающий – обладает ярким характером и цепкой волей к жизни. И знакомясь с ними, их родственниками, заходя в их дома (где наблюдательный взгляд автора показывает нам и пыль в солнечных лучах, и облупившийся пластик на кухонных столах, и мягкие обивки дорогих безвкусных диванов), возвращаясь в их прошлое, ты находишь в них и их историях… себя. Острая, пронзительная, ранящая доброта автора, её сострадание – не жалость, нет! – открывают что-то очень человеческое, очень беззащитное и искреннее в тебе. И заставляют увидеть мир вокруг совсем иначе. Страут болезненно любит каждого своего героя, но не жалеет своего читателя – она целит прямо в сердце, а язык её беспощадно точен. И в какой-то момент ты понимаешь – да нет, просто чувствуешь кожей: что такое настоящее сопереживание. И это в чём-то меняет твоё понимание жизни, её ценности – а точнее, драго-ценности.  

Читай также