Евгения Кретова, писательница: «С взрослением героев взрослел и текст, и мрачнели обстоятельства»

РЕДАКЦИЯ YES!
Редактор
22 марта 2023

Сегодня в гостях у YES Евгения Кретова – автор славянского фэнтези-цикла «Вершители», научно-фантастической трилогии «Навигатор» и еще нескольких десятков книг в различных жанрах. Цикл «Вершители» – это книги о путешествиях во времени, удивительных приключениях, далеких странствиях и культурных артефактах, о которых, благодаря автору, ты узнаешь гораздо больше. Вместе с героями книг ты посетишь уникальные места нашей страны, увидишь невероятную красоту природы России и погрузишься в славянскую мифологию.

 

YES: Евгения, давай вернемся к истокам. Каким был твой первый жанр, в котором ты начала писать большие произведения?

– Это было фэнтези! Тогда – только набирающий популярность жанр. Но выбрала я его не поэтому, а потому что фэнтези – это сказка, сплетение мифов, исторической подоплеки и реальности. Такой гремучий коктейль, в который можно добавить очень много ингредиентов и максимально наполнить текст самой разнообразной фактурой, но при этом не перегрузить его, оставить легким и динамичным. И таким он останется интересен не только подросткам, но и читателям постарше.

Фэнтези – это сказка, сплетение мифов, исторической подоплеки и реальности. Такой гремучий коктейль, в который можно добавить очень много ингредиентов

Так что это был осознанный выбор. Правда, в первоначальной редакции мне не хватило умения не скатиться в нон-фикшен – у меня получилось слишком много описаний, слишком много истории и деталей, за ними терялась суть истории. Из-за этого мне и пришлось основательно перестраивать структуру и композицию первого черновика, чтобы получилась история, которую вы все сейчас можете прочитать под названием «Вершители. Посох Велеса».

YES: В одном из прошлых интервью ты говорила, что хотела бы написать роман в жанре стимпанка. Как обстоят дела с этими планами?

– Чистый стимпанк оказался на практике очень тесным жанром, с очень каноничным сеттингом (се́ттинг – среда, в которой происходит действие, место, время и условия действия – прим. ред.). Стимпанк – это приправленная толикой магии викторианская Англия, паровые машины, дирижабли, часовые механизмы, дамы в корсетах. А у меня немного другой сеттинг – вымышленная, но средневековая Сибирь, аркаимы, которые стали обобщающим, нарицательным названием ремесленных городов, особая магия, питающая камни и позволяющая творить чудеса. И этой магии осталось очень мало, и это заставляет неоднозначных героев совершать неоднозначные поступки. Так что это будет темное славянское фэнтези с элементами стимпанка как формы техномагии (вот так мудрёно, да). Своих читателей в блоге Дзен и ВКонтакт я уже по чуть-чуть знакомлю с историей. Говорят – мрачно, атмосферно, кому-то по атмосфере напоминает «Ведьмака». На мой взгляд, ближе Бром.

YES: Позади большая работа – целая тетралогия, основанная на славянской мифологии. Расскажи, что было самым сложным в работе над текстом, а что наоборот – помогало расслабиться?

Я не выдумывала мир с нуля, но искала реально существующие общие архетипы, тропы, характерные для фольклора и мифологии народов России

– Самое сложное было выдержать композицию серии. Дело в том, что когда пишешь одиночную историю, то все события, изменяющие героя, происходят в одной книге. Вся арка персонажа у читателя перед глазами, а у автора – под подушечками пальцев. Когда к этой истории добавляется спин-офф или продолжение, ты просто рисуешь новую арку персонажа, опираясь на определенную стартовую позицию героя. В цикле так не делается. Герой в цикле имеет одновременно две линии развития – локальную, которая происходит в одной книге, и глобальную, которая выстраивается от первого до финального эпизода цикла. При этом, должна быть сохранена мотивация, характер героя и его основные цели и сверхзадача. Только в первые части их нужно озвучить, заложить нужные кирпичи, подвесить так называемые ружья, но не фиксировать на них внимание читателя, а вот в финальных вынести их все на обозрение и «подсветить». Это непросто. Ко всему прочему я выбрала довольно нетипичную для этнического фэнтези задачу – я не выдумывала мир с нуля, но искала реально существующие общие архетипы, тропы, характерные для фольклора и мифологии народов России, то есть у меня была задача не придумать магию, а рассказать о магии, которая упоминается в легендах. Визуализировать ее и придумать ей применение. А для этого пришлось вникать в суть различных мифологических образов, искать общие, что объединяют наши народы на понятийном, корневом уровне. Нашей стране – больше тысячи лет (даже если брать датировку, знакомую нам по учебникам), наши народы живут бок о бок столько веков. Так что у нас невероятно много точек соприкосновения, что и делает нас одним народом.

YES: Как изменилась главная героиня «Вершителей» Катя Мирошкина за 4 книги? Создавала ли ты для героини испытания для развития отдельных черт ее личности?

– Как у главной героини, у Кати – очень крутая (в смысле ярко выраженная) арка персонажа. Из тихой, несамостоятельной тихони-заучки и мечтательницы она выросла в настоящую воительницу, способную противостоять злу, готовую ради близких пойти на большие лишения и даже пожертвовать собственной жизнью. Но это все в ней проснулось не по щелчку пальцев. Ей пришлось пройти через предательство и сохранить крупицы доверия, чтобы загорелась большое, настоящее чувство. Ей пришлось пройти через разочарование в самых близких, чтобы понять – они все равно всех роднее и важнее. Ей пришлось измениться, вырасти и принять на себя не только дар, но и ответственность за его сохранность. За эти четыре книги Катя выросла и превратилась из желторотого орлика в бесстрашного орла. Орлицу, вернее. И я очень люблю ее, хоть и понимаю, что потрепала ее изрядно в своей истории.

Что касается отдельных испытаний, то они сосредотачиваются на разных сюжетных линиях. Например, для линии дружбы – одни испытания, для линии любви – другие, на линии семьи – третьи. И каждая из них открывает в героине что-то свое.

YES: И все-таки, были ли у героев прототипы? Исторические, мифологические, может быть, из реальной жизни?

– Если и были, то это мой секрет. Дело в том, что, когда ты привязываешь сказку к реалиям, она перестает быть сказкой. Пусть каждый читатель найдет прототипы героев в своем окружении.

YES: Читатели тетралогии отмечают, что каждая последующая книга мрачнее и старше предыдущей, ты делала это намеренно или с взрослением героев взрослел и текст?

– Намеренно, с взрослением героев взрослел и текст, и мрачнели обстоятельства, приближая читателей к кульминации. Опять-таки напомню, что в данном случае у героев сквозная арка, а значит, каждое новое приключение будет опаснее предыдущего. Чем ближе к финалу, тем сильнее препятствия, тем страшнее и могущественнее враг.

YES: Изменилось ли твое ощущения себя, как писателя, с первой книги серии?

– Пожалуй, да. Когда я начинала серию, я была не уверена в своих силах и не всегда знала, как, с помощью чего, каких средств добиться того или иного эффекта в тексте. Как заставить читателя переживать? А улыбнуться? А пойти проверять информацию в интернет или на сайт краеведческого музея? И если сейчас я понимаю, какими инструментами владею, и знаю, как ими распорядиться, то раньше действовала скорее интуитивно. Хотя иногда то, что было продиктовано интуицией, – становилось украшением книги.

YES: Как ты относишься к откликам на твои книги со стороны читателей? Были ли особо запомнившееся отзывы?

– Отклик читателя – это доказательство, что автор услышан. Это очень важный элемент творчества. Отзывы бывают разные. Помню, когда-то написали про первую часть: «Как? всего один поцелуй, на всю книгу?!» Да, один поцелуй на всю книгу, да еще и в щечку. Но каково значение этого поцелуя! Похлеще, чем убийство бабочки в «И грянет гром!» Брэдбери. «Вершители» – это подростковое фэнтези, не французский же поцелуй организовывать героям, верно? Но в целом я очень рада, что большинство отзывов – положительные, а те, кто полюбил первую книгу, остались с героями до самого конца.

Отклик читателя – это доказательство, что автор услышан. Это очень важный элемент творчества

Самые приятные отзывы те, где читатель подмечает подтекст истории, то, что раскрывает глубинные черты героя, его мотивацию и характер, когда его взгляд цепляется и улавливает самые важные, сюжетообразующие цитаты. От этого просто кровь закипает в венах!

YES: Есть ли у тебя герой-любимчик из тетралогии «Вершители»?

– Сейчас я должна сказать про то, что все герои одинаково важны для меня и все такое прочее. И с точки зрения их проработки, их характеров это совершенная истина. Но есть один герой, созданием которого я очень горда. Данияр. Когда вы прочитаете финальную часть, то вы поймете, о чем я: Данияр стал для меня открытием – как с точки зрения точности образа, так совершенной находкой с точки зрения универсальности его архетипа для разных народов.

YES: Если бы у тебя был шанс что-то изменить в сюжете уже после выхода книг, что это было бы?

– Ничего. История рассказана, я поставила точку. Возможно, будут новые эпизоды, но это будет совсем другая история.

YES: Бывала ли ты в тех местах, которые описываются в сюжете «Вершителей»?

– В каких-то бывала, в каких-то планирую побывать. О каких-то столько слышала, что словно побывала. А в каких-то была, но назвала немного иначе, действуя по аналогии. У нас очень большая и очень красивая страна. Загадок в ней – сказать-не пересказать.

YES: Расскажи, пожалуйста, про свои творческие планы.

– Сейчас я много пишу – в работе темное фэнтези, на стадии сбора информации детектив, так называемый true crime – история по реально произошедшему преступлению, планируется очень интересная работа над триллером и над продолжением приключений героев научно-фантастического детектива и технотриллера «Навигатор». Конечно, продолжается работа над уже издающимися сериями. Романтическими детективами, в работе несколько книг, которые готовятся к изданию в этом году: по ним сейчас самая приятная и увлекательная работа – редактирование, выбор обложки, работа с блогерами.