Герой нашего времени

1 июня 2012
Жизнь постоянно ставит нас перед выбором, делая который, мы не только влияем на ход событий, но и меняем что-то внутри себя. Потратить минуту и протянуть руку оступившемуся прохожему или пройти мимо? Сколько человек из нас готовы помочь другому, особенно если велик риск заплатить за это слишком высокую цену?

Эрзи Ахматова


 Оба моих сына – Малик и Владик Ахмадовы – родились в Тырныаузе, это город на Каспийском море, недалеко от Нальчика. Хорошее, красивое место, только работы там не было. А в 2000 году еще и беда произошла – на город хлынул селевой поток, дома затопило, разрушился автомобильный мост. Мысами не пострадали, но несколько человек погибли, многие пропали без вести, да и жить было больше негде. К тому же селевой поток мог снова сойти – кто знает, чем бы все это могло обернуться. А у меня сестра, Софья, живет в Великом Новгороде, и она предложила перебраться к ним. Это произошло, когда Малик как раз должен был пойти в шестой класс. Жалко, конечно, было уезжать от родственников, друзей, но другого выхода мы с мужем не видели – все-таки у нас маленькие дети. В Новгороде мы сняли квартиру по соседству с моей сестрой, ребята пошли в школу, жизнь вроде бы наладилась, и все пошло своим чередом. Мы дружными всегда были, ходили в гости, помогали, жили как бы одной большой семьей – у сестры тоже двое детей: Ражибат и Давид. В школе Малик учился средне – все вроде бы успевал, учителя к нему хорошо относились, но и отличником он не был. Футбол любил очень, это настоящая страсть для него. Все время на соревнования ездил. Однажды их с командой отправили в Санкт-Петербург играть, так они там первое место заняли! Малик приехал домой такой счастливый, радостный, деньги принес – 350 рублей. Я говорю – откуда? А он – за победу. Мог бы себе оставить, ведь это его – честно заработанные, выигранные, так нет. Бери, говорит, мама, и все. Вообще, у Малика вся жизнь проходила как – в обед прибегал с учебы домой и сразу мчался на тренировку, которая уже до вечера длилась. Ну, а если тренировки не было, тогда он читал, уроки делал, шел в гости к родственникам – к Ражибат, сестре своей, с братьями гулял. Но гулять он очень редко ходил – по праздникам, можно сказать. А так большую часть времени все-таки на футболе проводил. Ох, он, конечно, очень хороший мальчик, отзывчивый, все время шутил, мы с ним поговорить очень любили. А еще он не пускал меня на рынок одну ходить – обязательно помогал. Никогда не хулиганил, ничего не делал такого. Не могла я на него нарадоваться. Не знаю вот только, была ли у Малика девушка. Он никогда мне не рассказывал ни о каких таких вещах. Может, и была. А может, и нет, ведь, наверное, я бы догадалась как-то. Или он сам что-нибудь, да рассказал бы. Конечно, скучали мы по всем, кто в Тырныаузе остался, много у нас там родни. Поэтому ни одного года не было, чтобы мы летом остались в Новгороде – каждый раз ездили домой, на Каспийское море. К тому же каникулы все-таки – хочется, чтобы дети отдохнули, увидели что-то новенькое. А два года назад нас еще и на свадьбу позвали. Правда, мы так и не попали на нее... Только приехали, а уже на второй день случилось это несчастье. Вроде недавно совсем на море шли, семечки купили, сок, кушали по дороге, смеялись. И вдруг... Грустно, конечно, вспоминать все это. 

Ражибат Исмаилова, двоюродная сестра Малика 


Три года назад Малик спас маленького ребенка: кроху накрыло волной, и он выскользнул из рук родителей. Сама я при этом не присутствовала, но знаю по рассказам тети Эрзи, что реакция брата была молниеносной – он мгновенно это увидел, подбежал и выхватил малыша из воды. И тетя еще рассказывала, что очень удивилась, когда увидела Малика с ребенком на руках. Она спросила у него, что случилось, а он так просто говорит, что вот, малыш тонул, а я его схватил. И ведь дело еще в том, что Малик не умеет плавать – он никогда не ходил в бассейн, не занимался. Да и на море хоть и ездил каждый год, но все больше у берега находился – плескался на мелководье. Не знаю, почему он так и не научился. В 2010 году они всей семьей снова на Каспийское море поехали. Они и так каждое лето там бывали, отдыхали, навещали родственников, а тогда их еще на свадьбу пригласили – как такое пропустить? Правда, брат на футболе сломал руку, но гипс успели снять буквально за несколько дней до отъезда. Рука только не совсем разработана была, не до конца его слушалась, но это уже мелочью казалось. До того, как все случилось... Жизнь Малика перевернулась с ног на голову всего за несколько мгновений. Это произошло 13 июля, на второй день после приезда. Малик с мамой и братом пошли на море. Они смеялись, отдыхали и вообще хорошо проводили время. До тех пор, пока не услышали крик. Кто-то тонул – молодых девчонок, ровесниц Малика, затянуло в водоворот. И брат бросился на помощь. Все произошло так быстро, наверняка он даже подумать не успел о том, чем все может закончиться, чем может ему грозить. Он не мог терять время на размышления. На пляже, где даже не было спасателей, людям грозила смерть. И он пришел на помощь. Не знаю, как, не умея плавать, Малик сумел добраться до водоворота. Одну девочку, помладше, он благополучно вытащил и сразу передал брату, чтобы тот отнес ее на берег и позвал кого-нибудь на помощь. Сам же нырнул за второй – за Рагимат. Он вытолкнул ее из водоворота, но попал в него сам... К тому времени прибежали какие-то ребята, они поплыли на помощь – достали Рагимат из воды, но Малика найти не смогли... и вернулись на берег. А с берега за всем этим наблюдала тетя Эрзи. У нее началась паника, она даже потом упала в обморок. Тем временем ребята снова нырнули – в этот раз удачно, если можно так сказать. Оба моих сына – Малик и Владик Ахмадовы – родились в Тырныаузе, это город на Каспийском море, недалеко от Нальчика. Хорошее, красивое место, только работы там не было. А в 2000 году еще и беда произошла – на город хлынул селевой поток, дома затопило, разрушился автомобильный мост. Мысами не пострадали, но несколько человек погибли, многие пропали без вести, да и жить было больше негде. К тому же селевой поток мог снова сойти – кто знает, чем бы все это могло обернуться. А у меня сестра, Софья, живет в Великом Новгороде, и она предложила перебраться к ним. Это произошло, когда Малик как раз должен был пойти в шестой класс. Жалко, конечно, было уезжать от родственников, друзей, но другого выхода мы с мужем не видели – все-таки у нас маленькие дети. В Новгороде мы сняли квартиру по соседству с моей сестрой, ребята пошли в школу, жизнь вроде бы наладилась, и все пошло своим чередом. Мы дружными всегда были, ходили в гости, помогали, жили как бы одной большой семьей – у сестры тоже двое детей: Ражибат и Давид. В школе Малик учился средне – все вроде бы успевал, учителя к нему хорошо относились, но и отличником он не был. Футбол любил очень, это настоящая страсть для него. Все время на соревнования ездил. Однажды их с командой отправили в Санкт-Петербург играть, так они там первое место заняли! Малик приехал домой такой счастливый, радостный, деньги принес – 350 рублей. Я говорю – откуда? А он – за победу. Мог бы себе оставить, ведь это его – честно заработанные, выигранные, так нет. Бери, говорит, мама, и все. Вообще, у Малика вся жизнь проходила как – в обед прибегал с учебы домой и сразу мчался на тренировку, которая уже до вечера длилась. Ну, а если тренировки не было, тогда он читал, уроки делал, шел в гости к родственникам – к Ражибат, сестре своей, с братьями гулял. Но гулять он очень редко ходил – по праздникам, можно сказать. А так большую часть времени все-таки на футболе проводил. Ох, он, конечно, очень хороший мальчик, отзывчивый, все время шутил, мы с ним поговорить очень любили. А еще он не пускал меня на рынок одну ходить – обязательно помогал. Никогда не хулиганил, ничего не делал такого. Не могла я на него нарадоваться. Не знаю вот только, была ли у Малика девушка. Он никогда мне не рассказывал ни о каких таких вещах. Может, и была. А может, и нет, ведь, наверное, я бы догадалась как-то. Или он сам что-нибудь, да рассказал бы. Конечно, скучали мы по всем, кто в Тырныаузе остался, много у нас там родни. Поэтому ни одного года не было, чтобы мы летом остались в Новгороде – каждый раз ездили домой, на Каспийское море. К тому же каникулы все-таки – хочется, чтобы дети отдохнули, увидели что-то новенькое. А два года назад нас еще и на свадьбу позвали. Правда, мы так и не попали на нее... Только приехали, а уже на второй день случилось это несчастье. Вроде недавно совсем на море шли, семечки купили, сок, кушали по дороге, смеялись. И вдруг... Грустно, конечно, вспоминать все это. Ражибат Исмаилова, двоюродная сестра Малика Три года назад Малик спас маленького ребенка: кроху накрыло волной, и он выскользнул из рук родителей. Сама я при этом не присутствовала, но знаю по рассказам тети Эрзи, что реакция брата была молниеносной – он мгновенно это увидел, подбежал и выхватил малыша из воды. И тетя еще рассказывала, что очень удивилась, когда увидела Малика с ребенком на руках. Она спросила у него, что случилось, а он так просто говорит, что вот, малыш тонул, а я его схватил. И ведь дело еще в том, что Малик не умеет плавать – он никогда не ходил в бассейн, не занимался. Да и на море хоть и ездил каждый год, но все больше у берега находился – плескался на мелководье. Не знаю, почему он так и не научился. В 2010 году они всей семьей снова на Каспийское море поехали. Они и так каждое лето там бывали, отдыхали, навещали родственников, а тогда их еще на свадьбу пригласили – как такое пропустить? Правда, брат на футболе сломал руку, но гипс успели снять буквально за несколько дней до отъезда. Рука только не совсем разработана была, не до конца его слушалась, но это уже мелочью казалось. До того, как все случилось... Жизнь Малика перевернулась с ног на голову всего за несколько мгновений. Это произошло 13 июля, на второй день после приезда. Малик с мамой и братом пошли на море. Они смеялись, отдыхали и вообще хорошо проводили время. До тех пор, пока не услышали крик. Кто-то тонул – молодых девчонок, ровесниц Малика, затянуло в водоворот. И брат бросился на помощь. Все произошло так быстро, наверняка он даже подумать не успел о том, чем все может закончиться, чем может ему грозить. Он не мог терять время на размышления. На пляже, где даже не было спасателей, людям грозила смерть. И он пришел на помощь. Не знаю, как, не умея плавать, Малик сумел добраться до водоворота. Одну девочку, помладше, он благополучно вытащил и сразу передал брату, чтобы тот отнес ее на берег и позвал кого-нибудь на помощь. Сам же нырнул за второй – за Рагимат. Он вытолкнул ее из водоворота, но попал в него сам... К тому времени прибежали какие-то ребята, они поплыли на помощь – достали Рагимат из воды, но Малика найти не смогли... и вернулись на берег. А с берега за всем этим наблюдала тетя Эрзи. У нее началась паника, она даже потом упала в обморок. Тем временем ребята снова нырнули – в этот раз удачно, если можно так сказать. Малика достали практически со дна. Он провел под водой больше семи минут, был весь синий и без сознания. Потом мы узнали, что он находился в состоянии клинической смерти. Пока искали Малика, на пляже оказывали первую помощь Рагимат – по счастливому стечению обстоятельств среди отдыхающих был врач. Потом, довольно быстро, приехала «скорая помощь» и забрала ее – Малик чуть-чуть не успел, машина не стала его ждать, так как все боялись, что брата будут слишком долго искать или вообще не найдут, а из-за этого не удастся спаси Рагимат, ведь она была в очень тяжелом состоянии. Но Малика нашли! Ему тоже оказали первую помощь, а потом ребята взяли чью-то машину и поехали догонять «скорую» – передали брата врачам уже по дороге. Малика и девочек отвезли в Кас-пийскую центральную больницу. Брат пробыл там два месяца. Из них 21 день лежал в коме. В больнице о нем очень хорошо заботились. И мама от Малика не отходила ни на секунду. Она все время рядом с ним, что тогда, что сейчас, все для него делает: кормит, поит, поднимает, чистит зубы, разговаривает с ним. Чтобы вы понимали, после трагедии Малик не мог ничего – ни сидеть, ни есть, ни даже дышать. В Каспийской больнице брату сделали операцию, а потом, когда возможности врачей были на исходе и помочь они уже ничем не могли, отправили Малика в Санкт-Петербург, в Институт мозга человека. И там ему поставили диагноз. Точнее, диагнозы – много, один хуже другого: постгипоксическая энцефалопатия (нарушение в работе мозга, вызванное кислородным голоданием), тетрапарез (паралич конечностей, вызванный нарушением кровообращения центральной нервной системы), судорожный синдром (внезапные частые непроизвольные сокращения мышц), дисфагия (расстройство глотания), дисфония (нарушение голосообразования), лобный синдром (поражение части головного мозга, из-за чего снижаются самоконтроль, творческая активность, способность к концентрации внимания, возникает нарушение интеллекта и памяти, общая заторможенность). В октябре 2010-го брату сделали еще две операции. Деньги на их оплату собирали буквально по копейкам. А ведь еще нужно было покупать дорогостоящие лекарства, оплачивать реабилитационные процедуры. В Институте мозга Малик пробыл около месяца, потом его отправили домой, чтобы не держать понапрасну, ведь к тому времени врачи уже сделали все, что могли. Затем Малика положили в реабилитационный центр в Сестрорецке – какую-то сумму за лечение мы заплатили сами, а еще нам тогда очень помогла с деньгами новгородская администрация. Когда мы поняли, что деньги брать уже неоткуда, подруга нашей сестры Мадины, Елена Давыдова, начала писать письма в благотворительные фонды. И один московский фонд, «Помоги ребенку.ру», откликнулся, собрал первоначальный взнос, и, что самое главное, он не останавливается, а продолжает собирать деньги. Они нам понадобятся, ведь мы хотим отправить Малика за границу, там сейчас есть возможность поставить его на ноги, но и траты возрастут в разы. Конечно, для нас очень важно, что фонд с нами. Ведь Малик уже не ребенок, а фонд все-таки предназначен в первую очередь для маленьких детей. И когда все отвернулись, «Помоги ребенку.ру» нас не только не оставил, но и всячески помогал. В фонд нас взяли в середине декабря, а первоначальную сумму – 320 тысяч рублей – собрали меньше чем за неделю! Мы даже не ожидали такого. После этого Малик 1,5 месяца провел в московском реабилитационном центре «Преодоление». Это нам обошлось в 283 900 рублей. Хочется поблагодарить всех, кто отправлял деньги: спасибо вам от всей души, дорогие наши! С такой поддержкой у Малика обязательно все будет хорошо! Дай Бог! 

Елена Давыдова, подруга сестры Малика


 С момента трагедии прошло уже два года. Малик не стоит на месте – в «Преодолении», например, он приобрел много новых навыков, добился их тяжелым трудом. И каждому успеху мы радуемся. Вот некоторые выдержки из выписки: 
1. Улучшилось эмоциональное состояние (я думаю, что в этом немалая заслуга всех тех, кто приходил и поддерживал: спасибо вам, ребята!). 
2. Увеличилось время активного участия в реабилитационном процессе. 
3. Увеличилось количество произносимых слов, Малик научился произносить двусложные слова, улучшилось качество речи. 
4. Увеличился объем движений верхних конечностей. 
5. Наросла сила мышц в верхних и нижних конечностях. 
6. Улучшилась двигательная активность рук. Не могу не рассказать о комментарии одного из волонтеров, Ольги Десковец, который она оставила на стене нашей группы «вКонтакте»: «Дополню: 
7. С радостью готов всем желающим продемонстрировать свою физическую форму, в частности – бицепс. 
8. Строит глазки девчонкам. 
9. Посылает прекрасные воздушные поцелуи.:) 
10. Откровенно смеется над нами, когда мы пытаемся говорить с ним, как с ребенком.:) 
Но это так, о веселом. У него прекрасное чувство юмора. Очень скучаем по нему, мысль о том, что он в Москве, грела, хоть и не было возможности приходить каждый день». Сейчас Малик научился держать специальную ложку – с чуть большим прогибом, чем обычная. Умываться у него не получается – не сгибаются ладошки. Но он может сидеть – врачи давно начали его потихонечку, по чуть-чуть сажать. Если придерживать, может делать шаги. Малик работает, делает упражнения все охотнее и охотнее. Иногда, правда, ленится. Недавно его пытались заставить почитать хоть чуть-чуть, в итоге прочитал 3 раза стихотворение из шести строк и пару слогов. Разговаривать он пока не может – только отвечает односложно на вопросы. Но занятия с логопедом дали небольшой результат. К сожалению, Малик хоть и понимает, что ему говорят, но не запоминает этого – у него работает только кратковременная память. Будем надеяться, что память придет в норму, восстановится, но для этого нужна долгая и упорная работа, длительная реабилитация. Врачи говорят, что положительная динамика лечения есть, но нужны деньги на его продолжение. Орга-низм у Малика молодой, он справится, но и времени это займет много – не один год, не пять лет, а даже, может, девять. Вот такие цифры врачи называют. Так что это только начало пути, будем надеяться, что впереди Малика ждут большие успехи! Сейчас ему надо немного передохнуть и снова браться за дело! 

Эрзи Ахмадова 


26 марта Малик приехал домой, в Новгород, из центра «Преодоление». Вообще-то ему нельзя находиться в больнице дольше месяца, ведь там дают большие физические нагрузки, а это для него тяжеловато. Все идет курсами: реабилитация, потом отдых. Я не знаю, мне кажется, изменений нет никаких заметных, восстановление очень медленно идет. Малик не может есть самостоятельно, не ходит, все время лекарства глотает, от которых у него уже зубы крошатся. Все у него болит. Мы пока не знаем, в какую больницу отправим его на следующий курс. Идут разговоры о зарубежных клиниках, мы пытаемся с ними связаться, все организовать, выяснить, кто готов нас принять, а кто – нет. Уже отправили документы в Германию, Израиль, Китай, ждем ответов. На Рагимат и ее семью я зла не держу. Тут ведь никто не виноват, это судьба у Малика такая. А Рагимат уже школу закончила, замуж вышла, недавно вот я узнала, что она ребенка ждет. Ее мама звонит мне, конечно, узнает, что и как, плачет со мной вместе. В Каспийской больнице деньги нам передала. Я сначала брать не хотела, но она меня уговорила. Очень я всем, кто нас помнит, благодарна. Друзья к Малику в гости приходят все время. Он их вроде бы узнает, но потом, когда я его спрашиваю: «Малик, кто к тебе приходил?», он говорит «не знаю». И незнакомые люди тоже выручают, домой приходят, звонят, деньги приносят. Очень помогают молодые ребята, рассказывая о судьбе Малика в Интернете. Это большая моральная поддержка – доброе слово добрых людей. Вот, например, что пишут ребята на странице группы Малика «вКонтакте»: Сабина Магомедова: «Нет ничего больней, когда болеют близкие люди. Поправляйся, родной! Такая энергетика направлена от тысяч людей к тебе, что ты обязательно поправишься. Мы все ждем твоего выздоровления и, даст Бог, станцуем лезгинку вместе с тобой на твоей свадьбе!!!» Саша Корнилов: «Вот про таких парней надо снимать фильмы, обязательно со счастливым концом, потому что у Малика все будет хорошо. Держись, Малик, мы с тобой!» А еще глава Дагестана поручил Минздраву республики полностью оплатить лечение Малика и наградить его медалью за спасение человека. Врачи говорят, что сын чудом не погиб. Может, это только из-за того, что он такой поступок совершил. Ничего не могу сказать, но я просто рада, что он живой.

Читай также