Алексей Карпенко, актер, хореограф: «Жизнь поменяется абсолютно у всех, просто герои пока не до конца это осознают»

27 февраля 2023

Знаменитое иммерсивное шоу "Вернувшиеся" по пьесе Генрика Ибсена представили зрителям в обновленном формате. В Москве спектакли 2.0 под названием «Вернувшиеся. Иная реальность» проходят в особняке в Дашковом переулке, в Петербург, к сожалению, постановка пока не вернулась. О своих впечатлениях от обновленного шоу YES рассказал один из его участников – актер, танцор, хореограф и постановщик номеров для шоу «Танцы» Алексей Карпенко.

YES: «Вернувшиеся. Иная реальность». Именно сейчас, когда все так сложно в стране, что-то изменилось в самой постановке? Или в этом не было необходимости, ибо первоисточник (драма «Привидения» Генрика Ибсена) будет актуален во все времена?

– Привет! Навряд ли режиссерская группа ставила перед собой задачу изменить шоу на злобу дня. По крайней мере, у меня нет такой информации. Наверное, сила классики в том и заключается, что она актуальна в любые времена, а ее сюжет применим к любым обстоятельствам. С другой стороны, я считаю, что искусство должно идти в ногу со временем, то есть быть созвучным тем событиям, которые происходят вокруг нас сейчас. Иначе оно будет оторвано от реальности.

Фото предоставлено пресс-службой шоу

Так происходит и в нашей постановке: какие-то вещи мы начинаем видеть под другим углом и придавать им, возможно, не то значение, которое вкладывал автор.

YES: Кого ты играешь сейчас в иммерсивном шоу? Что у тебя за персонаж?

– Я играю капитана Алвинга, это умерший глава состоятельного буржуазного семейства, о котором повествует наш спектакль. Его как такового в произведении нет, и собирать информацию о капитане можно лишь на основе диалогов, которые происходят между героями. Его портрет словно паззл складывается из результатов его жизнедеятельности, о которых мы узнаем от других персонажей. Поступки главы Дома Алвингов и его судьба неотрывно связаны с каждым героем пьесы.

YES: Есть ли у этого персонажа черты, которые лично тебя отталкивают? Беспристрастное либретто гласит, что он был пьяницей и развратником…

– Наверное, я виню своего персонажа за отсутствие чувства меры, за то, что он никогда не мог вовремя остановиться.

Алексей Карпенко в роли капитана Алвинга, фото предоставлено пресс-службой шоу

Проживая жизнь своего персонажа, ты и сам свои совершенные и еще не совершенные поступки пересматриваешь в ином ракурсе

При этом он – глубоко несчастный человек, который сам себя загнал в угол в результате определенных жизненных обстоятельств. Выбраться оттуда он уже не смог.

YES: А за что ты его уважаешь?

– Для меня главная сила Алвинга старшего кроется в его упертости и умении идти до конца, какой бы абсурдной ни была его цель и какие бы последствия она за собой не повлекла. «Пацан сказал – пацан сделал» – это как раз про него. Эти качества позволяли ему, несмотря ни на что, держаться на плаву.

Интересно, что проживая жизнь своего персонажа, ты и сам свои совершенные и еще не совершенные поступки пересматриваешь в ином ракурсе, ты начинаешь более отчетливо видеть результат, к которому они могут привести. Для меня эта роль – ценный опыт.

YES: Что вообще происходит в доме семьи Алвингов? И – главное – почему? Твоя версия?

Фото предоставлено пресс-службой шоу

– Для меня всё происходящее в этом доме – это про смену эпох. Помимо личных переживаний и событий в жизни каждого персонажа, через весь спектакль красной линией проходит мысль о том, что по-старому уже не будет – жизнь поменяется абсолютно у всех, просто герои пока не до конца это осознали и не поспевают за этой сменой. Им предстоит понять, что жизнь продолжается, и суметь применить себя в новых условиях и обстоятельствах.

Фото предоставлено пресс-службой шоу

Жизнь поменяется абсолютно у всех, просто герои пока не до конца это осознали и не поспевают за этой сменой. Им предстоит осознать, что жизнь продолжается, и суметь применить себя в новых условиях и обстоятельствах

YES: Давай теперь поговорим о тебе. Твоя стихия – это танцы, сделать шаг от танцевальных сюжетов в сторону драматической игры было сложно?

– Давай сразу расставим точки над и: я не претендую на статус великого драматического актера, моя сильная сторона – это все-таки пластика. Было ли мне сложно? Скорее, интересно. Я достаточно много работал с профессиональными актерами, и мне понятна механика и причинно-следственная связь их действий. Поэтому я бы не сказал, что мне было очень сложно. Я наблюдал за ними, что-то брал для себя на вооружение и пытался применить в своей роли. И все же, повторюсь, мой конек – это пластика, я в этом плане чуть-чуть богаче с точки зрения тела. Владение телом и языком жестов очень помогли мне в моей роли, в частности, и моему существованию внутри иммерсивного спектакля – в целом.

YES: Есть дальнейшие планы в этом направлении? Где еще мы тебя увидим в текущем сезоне?

– Планов много, и они все время меняются. Не уверен насчет текущего сезона, но ближе к следующему новому году хотелось бы порадовать публику своим собственным видением иммерсивного жанра (улыбается).

YES: Интригует... А каким ты видишь себя в более долгосрочной перспективе, через 5–10 лет, например?

– Не знаю... Я вспоминаю сейчас себя 5–10 лет назад – такой же я был. Думаю, что это не такой большой интервал, чтобы что-то кардинально поменялось. Я сейчас говорю о себе как о личности в целом, а не с точки зрения профессионализма, карьерного роста, грядущих проектов и т.п. Но вот от чего точно зависят мои ближайшие годы, так это от моих детей. Ведь мой старший сын – уже взрослый мужчина, сейчас он становится абсолютно самостоятельным человеком, и в этот момент мои помощь и поддержка для него важны. И дочь растет, скоро уже станет подростком. Думаю, мои ближайшие жизненные перспективы вам понятны (улыбается).