Мелодрама «Молоко»

РЕДАКЦИЯ YES!
Редактор
19 сентября 2021

Новый фильм Карена Оганесяна «Молоко» с Юлией Пересильд, Гошей Куценко и Андреем Бурковским в главных ролях выйдет в прокат 23 сентября 2021 года.

Жителей города Кировска давно не удивить красотой северного сияния. Однажды именно благодаря ему простая девушка Зоя получает фантастический дар - магическую силу, способную менять судьбы людей.

Режиссером-постановщиком фильма «Молоко» выступил Карен Оганесян, известный по картинам «Пять невест», «Мамы», «Марафон», «Подарок с характером», «Жизнь впереди», «Герой» и телесериалам «Налет» и «Клим», отмеченному премией «Золотой Орел» в 2017 году. Сценарий к фильму написала Екатерина Мавроматис, ранее работавшая с Натальей Меркуловой над фильмом «Яна и Янко» и с Юсупом Разыковым над картиной «Стыд», сценарий которой был отмечен премией «Слово» и получил специальный приз на фестивале «Сталкер». Продюсерами картины выступили Карен Оганесян, Полина Иванова («Герой», сериалы «Медное солнце», «Игра на выживание», «Пасажиры») и Ирина Воронова («Герой»). В фильме снялись Юлия Пересильд, Елена Валюшкина, Андрей Бурковский, Гоша Куценко, Юрий Колокольников, Евгений Гришковец, Олеся Железняк и др.

О фильме и о чувствах

История фильма «Молоко» началась еще три года назад, когда в руки режиссеру Карену Оганесяну и продюсеру Полине Ивановой попали несколько адаптированных под киносценарии пьес Екатерины Мавроматис. Прочитав их, Карен и Полина созвонились и хором прокричали друг другу в трубку: «Молоко»! «Нас очень заинтересовал, впечатлил и вдохновил этот сценарий, – вспоминает Полина Иванова. – Меня, прежде всего, зацепил Катин язык повествования, умный, живой, необычный. Ее оригинальный юмор, одновременно и реалистичный, и абсурдный. И то, что все ситуации комичны не на уровне гэгов и шуток, а глубоко изнутри». «Привлекло и то, что у нас, современных людей, многие из которых находятся в терапии, тема недолюбленности в детстве так или иначе возникает, – продолжает Полина Иванова. – И что произойдет, если додать человеку всю ту любовь, которую он не получил в детстве? Каким он станет? Воплотит ли свои детские мечты? Куда эти мечты могут его привести? Чем он будет счастлив, от чего будет радоваться? На мой взгляд, это очень интересная и прекрасная тема для размышлений».

«Идея пьесы «Молоко» пришла мне в голову, когда для меня стала очевидна взаимосвязь между любовью, вложенной в нас в детстве, и тем, насколько в дальнейшем у нас будет счастливая жизнь. Я видела много примеров того, что людям, которым не хватило любви (в первую очередь материнской), в жизни приходится гораздо сложнее. А в нашей стране, к сожалению, из-за исторических событий ХХ века и коллективной травмы, большая часть людей оказалась лишенной необходимого в детстве тепла, – рассказывает автор сценария Екатерина Мавроматис. – Когда у меня появились дети, мне стало особенно тяжело видеть последствия этой колоссальной нехватки, и родилась фантазия о чуде – о средстве, которое могло бы моментально сделать взрослого человека таким, каким он был бы, если бы в детстве получил достаточно любви».

«Я очень давно ждал женскую историю с интересной героиней в центре. И когда познакомился с созданным Екатериной Мавроматис волшебным миром и условным «молоком», подразумевающим материнскую любовь, когда проникся идеей того, как сильно любовь может помогать или мешать идти к своей мечте, я понял, что нашел то, что искал, – признается режиссер Карен Оганесян. – Несмотря на то, что это фильм-притча, в нем много юмора. Причем юмора не стандартного. Я не люблю, когда про серьезные вещи очень серьезно говорят. С юмором зачастую можно увидеть те или иные ситуации глубже и значительнее, чем если показывать все то же самое драматично. И я специально не стал усиливать драматическую составляющую: мне кажется, эту историю нужно рассказывать легко, чтобы кино было понятным».

«Молоко» – это комедия, но с глубоким смыслом. Вроде бы вымышленная история, но очень душевная. И затрагивает весьма важный вопрос, что всем людям на самом деле не хватает любви, – добавляет продюсер Ирина Воронова. – Это чистая, светлая, добрая история, говорящая о том, что давать любовь совсем просто, и при этом можно много получить взамен. Я думаю, что это кино повлияет на сознание зрителя. А может даже заставит кого-то пересмотреть свое отношение к близким, друзьям и стать лучше».

О чувствах и о людях

Решение о том, что главную героиню Зою будет играть Юлия Пересильд, Карен Оганесян принял сразу после прочтения сценария: именно эта актриса показалась режиссеру идеальным воплощением образа материнской любви. К тому же Оганесян давно хотел снова поработать с Пересильд и не хотел упускать выпавшую возможность. Равно, как и Юлия. «Мы с Кареном Левоновичем знакомы много лет. Но у нас был перерыв в совместных работах, а картина «Молоко» этот перерыв прервала, чему я очень рада. У Карена Левоновича в группе всегда царит атмосфера любви, творчества, хулиганства, праздника, и это настоящее счастье, – признается Юлия Пересильд. – И еще привлек, конечно, сам материал: это очень хорошая пьеса и очень интересная тема, тема недолюбленности».

«Мне моя героиня чем-то напоминает Амели, но в русской действительности, на русском севере, – продолжает Юлия Пересильд. – Зоя – чудо. Чудо сама по себе: с ней происходит волшебство, и у нее появляется магическое молоко – некий образ любви, который помогает людям стать мягче, добрее, чище. И чудо как человек, в том смысле, что ее желание сопереживать всем, кого она встречает на своем пути, очень редкое качество. Наверное, она во многом со мной совпадает, мне тоже всегда очень больно, когда не получается помочь всем… Работа в этом фильме была сказкой, но очень не простой сказкой. За время съемок картины я похудела килограмма на четыре, что со мной бывает достаточно редко».

В остальных ролях изначально должны были сниматься другие артисты. Но в течение трех лет, что проект шел к своему воплощению, кастинг неоднократно менялся. А окончательные коррективы в звездный ансамбль внесла пандемия. «До ковида совсем другой состав был. И мы уже готовились начать съемки. Но неожиданно вынуждены были, как и все, уйти на карантин. Тогда-то все и решилось, – рассказывает Карен Оганесян. – Но я всегда говорю, что титры пишутся на небесах. Так произошло и с фильмом «Молоко». «У нас было много неожиданных актерских решений, некоторые из которых были приняты чуть ли не в последний момент, – вспоминает Полина Иванова. – Но в итоге все точно попали в роли, и у всех артистов случилась обоюдная любовь с режиссером». «Все артисты нашего проекта оказались на своих местах, каждый внес огромный личный вклад в картину, именно поэтому фильм получился именно таким, каким мы с Кареном и хотели его сделать», – добавляет Ирина Воронова.

«Проект возник очень неожиданно, в самый разгар пандемии. Все закрылось, и я уехал домой, в Томск. Как вдруг позвонил Карен Оганесян и сказал, что есть проект, который из-за карантина пришлось отложить, но его вдруг осенило, что одна из ролей – моя. И прислал сценарий, – вспоминает Андрей Бурковский, сыгравший гражданского мужа Зои Сережу. – Я прочитал, и мне очень понравилось. Это тот сценарий, когда нужно наизусть учить каждое слово, каждую букву. В принципе, так надо делать всегда, но тут просто невероятный текст. И, конечно, привлекла сама история. И герой – в нем столько много боли! Такое всегда хочется играть, попробовать показать эту его боль, его слабость, и то, как он меняется в конце».

«И я давно хотел поработать с Кареном Оганесяном: это наш первый фильм. И еще с Юлей Пересильд. Мы вместе с ней играем в спектакле, очень близко дружим, ценим друг друга и любим, мы как родственники. Но в кино вместе снялись впервые именно в фильме «Молоко», хотя после у нас с ней случилось еще два совместных проекта, – продолжает Андрей Бурковский. – И с Еленой Валюшкиной, которая сыграла мою маму, мы очень сдружились. Так смешно было, когда в мае этого года в Сочи я вместе с командой артистов принимал участие в хоккейном турнире, Лена, которая была там же на гастролях, пришла на матч за нас поболеть. И каждый раз, когда я забивал гол, она кричала с трибун: «Это сынок мой! Сынок!» Мне было очень приятно».

«Мне безумно понравился сценарий. История зацепила своей неординарностью и добротой. Все-таки хочется, чтобы большого, доброго, светлого было больше. А эта история, конечно, странная, но светлая и добрая, – говорит Елена Валюшкина. – Ну и, конечно, команда: когда такая команда собирается, плохого не получится. Все коллеги – талантливые и удивительные. Да и сценарий сам по себе удивительный, его нельзя просто так играть. И все выдавали какие-то интересные неожиданные актерские выкрутасы. Но люди талантливые «грешат» этим и часто выдают то, что не могут среднестатистические артисты. Работать с такими партнерами – мощными, неординарными – было очень интересно».

«Любая история интересует, прежде всего, сценарием и затем командой, – подхватывает Юрий Колокольников, сыгравший маммолога-эксгибициониста. – Здесь был совершенно необычный литературный материал: Екатерина Мавроматис – очень талантливый автор. Я очень люблю, когда есть фантасмагория, странные метафоры, удивительный необычный ракурс взгляда на нашу жизнь. Мне лично в киноповествовании всегда хочется «сказки», хочется какого-то фильтра, хочется быт превратить в поэзию. «Молоко» – это тот самый случай, когда реальная действительность соприкасается с, казалось бы, совершенно абсурдной парадигмой. И именно в этот момент происходит то самое волшебство, за которым мы идём в кинотеатры». «И затем, конечно, команда. Это и Карен Оганесян, с которым мы давно знакомы и дружим. И мои основные партнеры Евгений Гришковец и Юлия Пересильд. С Юлей мы только до этого снялись в фильме «Петровы в гриппе». У нас в основном с ней что ни фильм, то эротические сцены. Так что впечатления от съемок самые прекрасные. А какие еще могут быть впечатления от эротических сцен с Юлей Пересильд?» – смеясь, добавляет Юрий Колокольников.

«Однажды мне от Карена Оганесяна пришло предложение: совсем маленькая роль в фильме «Молоко». Таких ролей мне раньше никто никогда не предлагал: психолога-эксгибициониста. Разумеется, я сразу согласился – это же приключение! Но коль скоро мне пришлось ради такой небольшой роли лететь в Мурманскую область, то я решил постараться и сыграть в этом эпизодическом персонаже что-то полифоническое, – вспоминает Евгений Гришковец. – Был всего один съемочный день, но он был очень насыщенный. Город Кировск, довольно холодно. Полузаброшенный парк, в котором мне пришлось, так как дублей было много, очень много раз снимать штаны. И если бы не было таких чудесных партнерш, то я, наверное, переживал бы. Но Олеся Железняк и Юля Пересильд пересилили мои волнения по этому поводу, и я спокойно сыграл эксгибициониста. Ну а с Юрой Колокольниковым мы и вовсе выглядим вместе как Дон Кихот и Санчо Панса. Все это было очень любопытно».

О людях и о чуде

Съемки фильма проходили в городе Кировск Мурманской области, который расположен за Полярным кругом на южной окраине горного массива Хибины. «В Кировске нас привлекли и северное сияние, и горы, и своеобразная архитектура, и сугробы выше человека. Изначально мы должны были начать снимать зимой, но карантин внес свои коррективы, и съемки пришлось перенести на осень, которая оказалась в Кировске также прекрасна, как зима, – рассказывает Полина Иванова. – А еще в Кировске очень специфическая география и геометрия: вроде обычные типовые пятиэтажки, но то, как они располагаются на фоне гор, делает их какими-то сказочными. А нам и нужен был именно такой город, в котором есть некая магия, в котором могло произойти чудо».

«Кировск не просто локация для съемок, он также один из персонажей нашей картины, – подхватывает Карен Оганесян. – Мы там охотились за северным сиянием, и несколько раз действительно видели его, хотя запечатлеть на пленку, к сожалению, так и не смогли. И хотя северное сияние в фильме – это чудеса постпродакшена, оно важный сегмент нашей картины: это мистическая составляющая города, которая является причиной чуда, случившегося с нашей героиней».

Елена Валюшкина соглашается, что город наложил отпечаток на всех персонажей фильма. «Вот моя героиня, казалось бы, совершенно обычная школьная директрисса. Но место, в котором живет она и все остальные, совершенно невероятное, даже демоническое, – считает актриса. – Что там все люди, ненормальные что ли? Нет, нормальные, таких людей полно. Да, со своими странностями, чудинками, но нормальные люди, особенно если каждого по отдельности взять. Но в то же время они излучают какую-то такую космическую, инопланетную энергетику, чудинку».

«У нас были совершенно уникальные локации. И мы на самом деле увидели северное сияние, почувствовали его, так что нам даже не пришлось ничего придумывать, – вспоминает Юлия Пересильд. – Вообще север, его пейзажи, его осенние горы, горящие разными цветами – красным, желтым, местами еще зеленым, а где-то прекрасным серым, его волшебный серебряный мох, все эти красоты – просто невероятны. Как и погода: то полный туман, в котором через метр уже ничего не видно, то вдруг яркое солнце». Но именно эта суровая северная природа и погода доставляли съемочной группе массу проблем: от пронизывающего ветра мерзли артисты и улетали приборы, от густого тумана вся одежда промокала насквозь и запотевали камеры.

А однажды из-за тумана Андрей Бурковский и Юлия Пересильд не смогли во время улететь из Кировска на съемки другого фильма: вылет отложили, и артистам пришлось добираться до Москвы на перекладных. «Но это суровый русский Север, – поясняет Андрей Бурковский. – В отличие от Юли, которая была там все дни, мы – все остальные – приезжали туда по очереди. Но все равно успевали проникнуться атмосферой. И именно там была снята одна из самых сильных сцен фильма – разговор моего героя с мамой. Вся съемочная группа плачет, когда пересматривает ее. Но мне также очень нравится сцена, где мой герой рассказывает Зое про пингвинов, которые потеряли маму».

В пингвинов влюбилась вся группа: на площадке не было ни одного человека, который не сделал бы с селфи с Цацой и Бони. Но они только кажутся милыми и прелестными созданиями, а на самом деле очень вредные – настоящие хулиганы и наглецы. И Андрея Бурковского, который пытался с ним нежничать, поначалу пингвины не жаловали и кусали за пальцы. «Но мне удалось добиться их расположения, – говорит Андрей Бурковский. – Они же едят только с рук, и сначала отказывались брать у меня рыбу. Но потом все-таки дали слабину – или, кто знает, вдруг прониклись ко мне симпатией – и мне удалось их покормить». Но проблема была еще и в том, что пингвины быстро перегреваются и у них начинают краснеть носы: тогда их нужно в срочном порядке остужать и уводить с площадки подальше от осветительных приборов. Но в целом Цаца и Бони стоически перенесли съемочную смену на огромную радость всей группе.

Не меньше проблем доставил авторам фильма поиск чудодейственного молока. «Это был настоящий кастинг молока, – смеясь, вспоминает Полина Иванова. – Нужно было добиться такого цвета, который бы устроил всех. В итоге мы использовали реальное топленое молоко, так как его цвет и консистенция подходили больше всего. На интерьерный блок ушло 30 литров, на натурный – 20. И на всякий случай бутылок с этим молоком было так много, что потом эти бутылки долго еще находили то в декорациях, то в реквизит-вагене, то еще где-то в самых неожиданных местах».

О чуде и о фильме

«Хочется, чтобы после просмотра этого фильма человек прослезился. Но чтобы это была чистая слеза. Слеза, после которой захочется с кем-то поговорить, у кого-то прощения попросить, сделать что-то такое, что давно собирался сделать, но не мог. Чтобы какое-то чудо произошло и стало очень светло на душе, – признается Елена Валюшкина. – Конечно, этот фильм о любви, потому что без любви все скучно, не интересно, пресно и никчемно».

«Наверное, самый идеальный посыл этого фильма, который могли бы услышать зрители, для меня заключается в том, как важно отдавать свою абсолютную, безусловную любовь своим детям. Как важно потакать их мечтам и желаниям, как важно лишний раз их обнять и поцеловать. Но и как важно не привязывать их к себе и суметь вовремя их отпустить», – рассуждает Полина Иванова.

«Я бы хотела, чтобы зрители вышли из зала и обнялись: дети с родителями, родители с детьми, друзья подарили друг другу лучик любви и добра – то, что мы так часто упускаем в повседневной жизни. Хотя ощущение, что тебя любят,  является в жизни основополагающим и очень важным, – делится Ирина Воронова. – Фильм «Молоко» – о любви во всех ее проявлениях и о том, какую роль она играет в жизни каждого из нас. О том, какие чудеса любовь может творить».

«Молоко» – это очень точная, живая и в этом смысле очень редкая для нынешнего российского контекста, жизнерадостная, жизнелюбивая история. И люди, которые в ней присутствуют, – живые, сегодняшние. И в ней даже не столько много прямого юмора, как радости узнавания и самой жизни», – считает Евгений Гришковец.

«Это невероятно смешной фильм и одновременно невероятно грустный, глубокий. Это настоящая трагикомедия, после которой люди и плачут, и смеются. И это настоящее счастье стать частью такой истории», – признается Андрей Бурковский.

«Мне хотелось бы, чтобы фильм вызвал у зрителей смех. Но отчасти смех грустный, потому что это смех над самими собой, в первую очередь. И над тем, как мы трудно приходим к осознанию того, что в жизни все на самом деле проще. И нужно научиться принимать людей такими, какие они есть. И не бояться делиться своей любовью – не только со своими близкими и родными, но и вообще с людьми, – говорит Юлия Пересильд. – И хотелось бы, чтобы зритель ушел переполненный любовью, чтобы это чудодейственное молоко через экран как-то немножко проникло и в зрителя».

«Иногда мы не видим насколько наша любовь, привязанность, желание быть рядом могут мешать другому человеку. Но также и помогать чувствовать себя сильным и смелым. И я надеюсь, что после просмотра фильма люди выйдут из зала и вспомнят про маму, про то, как любят их родители, – подытоживает Карен Оганесян. – Работа над этим фильмом мне очень дорога тем, что во время нее реально царила какая-то магия и любовь, и было ощущение, что мы все правильно делаем. И после просмотра картины я понял, что это на самом деле так. И это действительно чудо».

Читай также